Перейти к контенту
hoz-kniga.ru

hoz-kniga.ru

Медицинский портал

Мне приснилось что у меня инсульт

Рубрика: ИнсультаАвтор:

Отец после инсульта на грани жизни и смерти. О чем молиться?

Вопрос читателя: 

Доброе утро, у меня большая беда: отец лежит после геморрагического инсульта уже более полутора месяцев. Был долго в коме - три недели, давление и температура были в норме, пошел на улучшение стал шевелить руками, правой ногой, открывать глаза. Тут вторая неделя как все очень плохо: поднимается высокая температура, высокое давление (недавно было за 200). А сестре недавно приснился сон, что он был злой, потому что ему не дают спокойно умереть, так как все мы усердно молимся, ухаживаем за отцом. Что делать? Отец на грани жизни и смерти. Продолжать молиться или смириться с возможной кончиной? И можно ли верить сну или он от лукавого? Мы уже в отчаянии.

 


Что Чувствует Человек в Коме

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов: 

Добрый день!

Про сон сразу говорю: ничего не могу сказать. Это может быть большое искушение, поэтому про сон забудьте.

Похожие темы:
Инсульт и кома у пожилых людей
Хосписы москвы для лежачих больных инсультом
Лангетка на кисть руки после инсульта

Молиться в любом случае надо, просите, чтобы исполнилась воля Божия: вот как Он задумал - так пусть и будет, для отца пусть будет как лучше, а вам, всем родным, - сил, крепости духа и терпения.

Вы соборовали отца? Если нет, поторопитесь это сделать. Если папа в сознании и может как-то выражать свою волю, спросите его и о причащении, если будет согласен - надо его и причастить. Позовите знакомого священника, либо священника из ближайшего храма (бывает и храм в больнице), чтобы он совершил над болящим эти Таинства. Сами также ходите в храм, исповедуйтесь, причащайтесь.

Что касается ухода - делайте все, что необходимо. Если пришло время отцы умереть - он умрет, а если нет, то, благодаря Вашим заботам, придет в себя намного быстрее.


Перед инсультом ваше тело предупредит вас

Крепости Вам и сил!
Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

https://foma.ru/wp-content/uploads/2020/05/1170x350_Molitva-za-medikov.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/05/768x211_Molitva-za-medikov.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/05/375x201_Molitva-za-medikov.jpg
https://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/1170x350BessmertnypolkOK.gifhttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/768x211_Bessmertny-polk4.gifhttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/375x201Bessmertnypolk-1.gif
(8 голосов, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...

Использованные источники: https://foma.ru/otets-posle-insulta-na-grani-zhizni-smerti-o-chem-molitsya.html

Моей маме после инсульта приснилась бабушка, которая велела найти знахаря. Что мне делать?

У моей мамы случился инсульт 10 дней назад. Состояние средней тяжести, но она в своей памяти. Сегодня при посещении она просила найти знахаря, который снимает родовые проклятья. Якобы к ней во сне приходила её мама (моя бабушка), которая умерла почти 30 лет назад, и сказала, чтобы я это сделала. Как быть? Я в полном недоумении, так как мама на протяжении всей своей жизни была противником обращения к знахарям и лекарям. Марина.

Отвечает священник Дионисий Свечников:

Здравствуйте, Марина!


Рац: Когда мне парализовало левую часть тела, многие врачи не верили в то, что я смогу даже ходить

Ни в коем случае не обращайтесь к подобным знахарям, их работа от лукавого. И сон у Вашей мамы тоже был от лукавого. Поговорите с ней и попробуйте уговорить пригласить к ней священника для исповеди и причастия. Это ей сейчас намного нужнее.

С уважением, священник Дионисий Свечников.


Использованные источники: https://www.pravmir.ru/vopros-otvet/moej-mame-posle-insulta-prisnilas-babushka-kotoraya-velela-najti-znaxarya-chto-mne-delat/

Александр Строганов

Якутия

Идиллия в двух действиях

Действующие лица

Якут

Мура

Бибигон

Перед нами то, вполне вероятно, единственное место на Земле, где два человека на склоне лет умудрились построить идиллию. Два человека – старинные муж и жена, Якут и Мура. Так называют они друг – друга, Якут и Мура

Имена эти перекочевали из молодости. Наверняка, имена эти не случайны. Допустим, Якут – фамилия. Нередко жены называют до самой смерти своих мужей по фамилии, как бы не позволяя им окончательно раствориться в себе и напоминая о том, что свидания и сцены ревности наблюдались в их жизни не так уж давно, и не грех было бы иногда вспоминать об этом.

Мура – нечто кошачье. Кошка, кошечка, Мура. Котенок, котеночек, но здесь же и серьез, не Мурка, а Мура. А, может статься, Мура – тоже производное от фамилии. Девичьей. Скажем, Муравьева, Муратова, Мурашова…

Так или иначе – Якут и Мура. Мура и Якут.

А потому и райское это место – Якутия. Между прочим, «Якутия» подходит этому пространству много больше, чем, собственно, «райское место». Хотя можно с уверенностью предположить, что пусть и раз в год, но, все же, здесь наступает лето, нам не выпадет счастья видеть его. Нам довольствоваться густо населенной снегом зимой с прилагающимися одеждами, румянцем, кряхтением и потиранием рук.

Закономерен вопрос, отчего Якутия, а не какая‑нибудь Мурия с олеандрами и кипарисами выбрана персонажами для идиллии?

Ответ прост. В нашей, а, точнее, в их Якутии нет людей. Никого. Ни одного путника. Ни одного отшельника. Никого из тех, кто мог бы причинить нашим персонажам хоть какое‑либо, пусть даже пустяковое или невольное зло.

Никого! В Якутии живут только два человека – Якут и Мура. Мура и Якут. На сотни километров вокруг – ни единой души.

Только здесь, кажется, если желать этого всем сердцем, как желают этого Якут и Мура, можно жить без греха. По крайней мере, стремиться к этому. Жить, как жили бы уже состарившиеся, но, так и не совершившие первородного греха, Адам и Ева.

А что? Быть может, если бы Рай аскезой своей напоминал Якутию, и в самом деле не случилось бы первородного греха?.. Так или иначе, яблони в Якутии не растут… Да, но тогда, собственно, не появились бы Якут и Мура?.. Все спорно в этом мире. Все спорно и сложно, в особенности, когда речь заходит о грехе…

Действие первое

Заброшенная котельная. Очень, представьте себе, удобное место для проживания. Топка – очаг. Грубые, но добротные лавки. Жаркие шкуры неведомого зверья. Крохотное картинное окошко с декабрем. Громоздкие злые ворота на цепи. Пропитанный сумерками стол. На столе подернувшийся патиной медный таз с неровными краями. Обилие флаконов и склянок на полках выдает причастность хозяев к фармации.

Теперь оазисы, предметы прелести – несколько перекошенный, растрепанный, а потому живой пунцовый абажур под потолком и множество подушек, пуфиков, думок, с вышитыми на них наивными пейзажами и потусторонними цветами.

Тишина, о которой в обыкновенной жизни приходится только мечтать. Никаких часов. Ни малейшего намека на часы. Время здесь, кажется, потеряло свою власть.

Пробуждение Муры

Подушки, пуфики, думки волнуются, шевелятся, расступаются и являют нам Муру, маленькую женщину со свалявшимися прядями и чрезвычайно подвижной мимикой всех оттенков любви и сострадания.

Мура потягивается, как потягиваются хорошо выспавшиеся дети, и улыбается счастливой улыбкой, как улыбаются хорошо выспавшиеся дети.

Мура поочередно берет подушки, поглаживает их, раскладывает в определенной последовательности. Любуется ими, не переставая улыбаться. При этом Мура издает звуки, похожие на урчание… Настоящая Мура.

Мура умывается так. Она подходит к тазу. Чуть, как при легком поклоне, наклоняет голову, зажмуривает глаза, и брызжет на себя, не извлекая рук из воды. Попутно что‑то бормочет, похоже на молитву.

Мура расчесывается большим деревянным гребешком без нескольких зубьев. При этом глаза ее зажмурены, а губы все шепчут.

Разобравшись с прядями, Мура принимается заплетать их в косички. Глаза зажмурены.

Мура перестает бормотать, широко открывает глаза, замирает. Озирается по сторонам.

МУРА (Вполголоса, ближе к шепоту.) Якут. (Чуть громче, но, не окликая, скорее, про себя.) Якут. (Несколько шаловливо, как, обыкновенно, разыскивают спрятавшегося сорванца.) Якут! (В той же интонации, приступая к поиску.) Якут!.. Якут!.. Якут! Якут! (При помощи лавки тщетно пытаясь добраться до окошка и заглянуть в него.) Якут! (В падении.) Якут. (Растирая ушибленное колено, с обидой в голосе.) Якут! (С тревогой в голосе.) Якут! (В ужасе.) Якут!!! (Переместившись к воротам, с ужасом, отчего‑то шепотом) Якут! (Возвращаясь к столу, готова заплакать.) Якут! (Опрокинув на себя воду из таза, жалобно.) Якут! (Присев у очага, безнадежно, с каждым разом, все тише.) Якут!.. Якут… Якут…

Затемнение.

Иголка в подушке

Подушки, пуфики, думки волнуются, шевелятся, расступаются. На этот раз являют нам и Муру и Якута. Якут, как и Мура, невысок, коренаст. Выглядит несколько старше жены. Сед. У него длинные волосы, аккуратно подстриженная бородка. Половина лица подернута парезом.

Данная сцена представляется автору весьма пластичной. Сцена‑игра, баловство, этакое просоночное дуракаваляние.

МУРА Мне приснился кошмарный сон… Мне приснился кошмарный сон… Мне приснился кошмарный сон… как будто ты пропал, Якут.

Пауза.

ЯКУТ Кто пропал?

МУРА Кто пропал?

ЯКУТ Да, кто пропал?

МУРА (Озирается по сторонам) А что, кроме нас в идиллии есть еще кто‑нибудь?

ЯКУТ Нет… Насколько мне известно, в идиллии кроме нас никого нет… Кроме нас в идиллии нет никого и быть не может, иначе это была бы уже не идиллия… Я даже и не знаю, как можно было бы назвать это место, когда бы кроме нас здесь был бы кто‑нибудь еще… когда бы все равно кто, но был бы?.. Животные не в счет… Животные не в счет… Животные не в счет.

Пауза.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

Пауза.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

Пауза.

МУРА Где собаки – там и люди.

ЯКУТ Это уж точно, где собаки – там люди.

Пауза.

МУРА Где собаки – там и люди.

ЯКУТ Как это ты верно подметила. А ведь действительно, где собаки там и люди… С другими животными все обстоит иначе.

МУРА Что там говорить, другие животные – это другие животные. Уж они‑то знают что такое люди.

ЯКУТ И ведь вот, что интересно, некоторые из них, отродясь, и людей‑то, собственно, не видели.

МУРА А прежняя жизнь?

ЯКУТ Прежняя жизнь?

МУРА Да, у них тоже, наверняка, была своя прежняя жизнь.

ЯКУТ (Со вздохом) У каждого из нас есть своя прежняя жизнь.

Пауза.

МУРА Собаки – плохая примета.

Пауза.

ЯКУТ И люди – плохая примета.

МУРА Ну, люди – это просто смерть.

Пауза.

ЯКУТ А собаки?

Пауза.

МУРА А собаки – как люди.

Пауза.

ЯКУТ Ты хотела сказать, люди – как собаки?

МУРА С чего ты взял, что я так хотела сказать?

ЯКУТ Так обычно говорят, я помню.

МУРА Я сказала именно то, что хотела сказать.

ЯКУТ Ну что же, ну что же, ну что же…

МУРА А где люди – там смерть.

Пауза.

ЯКУТ Вот как?

МУРА Да.

ЯКУТ Вот как?!

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ А как же?..

МУРА Что?

ЯКУТ А как же?..

МУРА Ну что, что?

ЯКУТ А как же любовь к жизни, как же любовь к жизни, как же любовь к жизни, свойственная им? Они обычно говорят о любви к жизни, я помню… Как же любовь к жизни, так свойственная им?

МУРА Кому?.. Кому? Кому?

Пауза.

ЯКУТ Это риторический вопрос?

МУРА Нет, это вопрос, обращенный к тебе… к остаткам твоего сознания.

Пауза.

ЯКУТ Нет, это – риторический вопрос.

МУРА Нет, это вопрос, обращенный к тебе, к остаткам твоего сознания.

ЯКУТ Нет, это – риторический вопрос!

МУРА Пусть… Пусть риторический… Риторический… И очень даже хорошо. Пусть так. Но он же не помешает нашему счастью?.. Я думаю, что он никак не помешает нашему счастью… Один риторический вопрос всегда допустим. От одного риторического вопроса никому не сделается хуже, и настроение ни у кого, уверяю тебя, уверяю тебя, уверяю тебя, не испортится.

ЯКУТ Но…

МУРА И у тебя в том числе.

Пауза.

ЯКУТ (Тяжело вздохнув.) Да, где люди – там смерть. (Неожиданное озарение.) Да, но где смерть – там люди? (Изучает реакцию Муры) Нет?.. Нет… Нет, где люди, там смерть. Где люди, там смерть. Где люди, там смерть. Где люди, там смерть. Где люди, там смерть. Где люди, там смерть!

Пауза.

МУРА (С наигранным сожалением.) А нам не суждено умереть. (Криком, исполненным первозданной радости.) Нам не суждено умереть!.. (Пауза, слезы на глазах.) Хотя, хотя, хотя… хотя мне приснилось, что ты пропал.

ЯКУТ Я?.. Я?!.. Я… Я?!!.. Пропал?.. Куда же я пропал?..

МУРА Мне приснился кошмарный сон, как будто я проснулась, а тебя нет.

ЯКУТ И где же я был?

МУРА Проснулась, а тебя нет. Обыскала все.

Пауза.

ЯКУТ Нашла?

МУРА Нет.

Пауза.

ЯКУТ Странно.

МУРА Странно?

ЯКУТ Странно.

МУРА Странно?

ЯКУТ Странно, что ты не нашла меня.

МУРА Что же тут странного, если сон кошмарный? Было бы странно, если бы я нашла тебя, если иметь в виду, что сон не какой‑нибудь, но кошмарный. (Пауза.) Знаешь, Якут, я давно замечала, что ты невнимателен к словам… Невнимателен и неосторожен с ними… Раз уж я говорю тебе о том, что сон был кошмарным, как бы я смогла найти тебя в нем? Если бы я нашла тебя, я бы так и сказала, мне приснился хороший сон… Даже если приходится преодолевать трудности, мучения, расстройства, разочарования, страхи и тревоги, но, в конце концов, находишь то, что ищешь, в данном случае тебя, это можно характеризовать как хороший сон. Даже очень хороший сон. Удивительный, полный приключений и удачный сон, то есть сон с удачным финалом. Великолепный сон!..

Пауза.

ЯКУТ Так и не нашла?

МУРА Нет.

Пауза.

ЯКУТ Странно.

МУРА Ничего странного.

ЯКУТ И все же странно.

МУРА Что странно?

ЯКУТ Я же не иголка.

МУРА Но это же сон!

Пауза.

ЯКУТ Ну и что же? И иголка может явиться во сне.

МУРА Иголка во сне явиться не может.

ЯКУТ Иголка во сне явиться не может?

МУРА Нет. Иголка во сне… а ведь ты прав!

ЯКУТ Конечно! Почему бы иголке не явиться во сне?

МУРА А ведь ты прав.

Пауза.

ЯКУТ Чем она хуже любого другого предмета?

МУРА Ты прав.

Пауза.

ЯКУТ Мало того, я думаю, что иголка во сне является многим…

МУРА Прав.

Пауза.

ЯКУТ Женщинам, например.

МУРА Мне иголка являлась.

ЯКУТ Девочкам.

МУРА Мне иголка являлась, и знаешь, когда?

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Мне иголка являлась, и знаешь когда?

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Вот, когда я вышивала эти дивные подушки.

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Я подолгу работала над ними.

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Девочкам.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Женщинам.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Старушкам разным. Старушкам всевозможным. Старушкам. Женщинам…

Долгая пауза.

МУРА А ведь мы с тобой, Якут, живем в будущем!

ЯКУТ …Девочкам.

МУРА А ведь мы с тобой, Якут, живем в будущем!

Пауза.

ЯКУТ Где?

МУРА Мы с тобой живем в будущем!

Пауза.

ЯКУТ Это будущее?

МУРА Будущее.

ЯКУТ Это будущее?!

МУРА Будущее.

Пауза.

ЯКУТ Так вот какое оно, будущее?

МУРА Да, это будущее… Да, это и есть заснеженное, бескрайнее, безбрежное, безграничное, безмятежное, блестящее, искрящееся, сверкающее будущее, Якут. (Якут, открыв рот протяжно смотрит на Муру.) Что с тобой?

Пауза.

ЯКУТ А смогла бы ты повторить это?

МУРА Что?

ЯКУТ Ну, вот то, что ты только что сказала?

МУРА Будущее?

ЯКУТ Нет, все вместе.

Пауза.

МУРА Бескрайнее, безбрежное, безграничное, безмятежное, блестящее, искрящееся, сверкающее будущее.

Пауза.

ЯКУТ У меня бы ни за что не получилось.

Пауза.

МУРА Это – слияние.

ЯКУТ Как?

МУРА Слияние.

Пауза.

ЯКУТ Что «слияние»?

МУРА То состояние в котором мы теперь пребываем с тобой в будущем – слияние.

ЯКУТ Слияние?

МУРА Слияние… Мы – разные. Совсем разные. Ты можешь одно, я могу другое… Ты можешь то, чего не могу я, я могу то, чего не можешь ты. Вместе мы дополняем друг друга. Не можем друг без друг. Помогаем друг другу, жалеем друг друга… Это – слияние… Окончательное. Полное. Безвозвратное… Всё вне слияния – соринка в глазу… Есть наше бескрайнее, безбрежное, безграничное, безмятежное, блестящее, искрящееся, сверкающее будущее. Всё остальное – соринка в глазу.

Пауза.

ЯКУТ Думаешь, есть на свете что‑то такое, чего бы я мог, а ты бы, например, не могла?

МУРА Конечно…

ЯКУТ Что, например?

МУРА Конечно…

ЯКУТ Что, например?

Пауза.

МУРА Конечно.

ЯКУТ Что, что, что, что, что, что, что?!

МУРА Я не выхожу в космос за алмазами… Я, к примеру сказать, не выхожу в открытый космос за алмазами… Я, к примеру сказать, никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не выхожу в открытый космос за алмазами.

ЯКУТ Да, но это не означает, что ты не могла бы этого сделать, это не означает, что ты не могла бы этого сделать, не означает, что ты не могла бы…

МУРА Я не смогла бы отобрать именно те алмазы, которые нужны для составления узора, делающего человека счастливым.

Пауза.

ЯКУТ Да, но ты могла бы…

МУРА Нет. (Пауза.) Я побаиваюсь космоса.

Долгая пауза.

ЯКУТ Да, но ты могла бы…

МУРА Нет. Мне больше нравится, когда ты выходишь в космос, возвращаешься, а я тебя жду, а потом ты рассказываешь, что видел, а я слушаю, и топится огонь, и я представляю себе, как холодно было тебе там, и как теперь тебе, должно быть, хорошо, потому что ты дома, но не это главное, а главное то, что мы с тобой – вдвоем, нет никого больше, только ты и я, две чистых души, две безгрешных чистых души в заснеженном, бескрайнем, безбрежном, безграничном, безмятежном, блестящем, искрящемся, сверкающем космосе.

Пауза.

ЯКУТ Вовсе не факт, что этот узор делает всех счастливыми.

МУРА Факт.

Пауза.

ЯКУТ Этот узор пока сделал счастливым только меня. И то…

МУРА Этот узор всех делает счастливыми.

ЯКУТ Только меня. И то…

МУРА Всех. Всех и каждого всех и каждого, всех и каждого!.. Всех и каждого!

Пауза.

ЯКУТ Я не могу с уверенностью сказать, счастлив ли я. (Долгая пауза.) Мне не с чем сравнивать. (Пауза.) Мне не с чем сравнивать. (Пауза.) Мне, видишь ли, не с чем сравнивать. (Пауза.) Хотя, очевидно, что вместе мы счастливы. (Пауза.) Здесь. (Пауза.) Здесь нельзя не быть счастливыми. Правильно?

МУРА Этот узор привносит еще большее счастье…

Пауза.

ЯКУТ Мне казалось, что большего счастья…

МУРА Еще большее счастье.

Пауза.

ЯКУТ Итак, мы – это…

МУРА Мы – это ты и я.

ЯКУТ Слияние…

МУРА Ты и я.

ЯКУТ Слияние…

МУРА Трое.

Пауза.

ЯКУТ Слияние.

МУРА Трое… Ты, я и моя память.

ЯКУТ И счастье, счастье, счастье…

МУРА Память… Моя память мешает тебе.

ЯКУТ Мне ничего не…

МУРА Моя память мешает тебе.

Пауза.

ЯКУТ Не знаю.

МУРА Ну, хорошо, оставим это. Хорошо, оставим это. Оставим это, хорошо? (Пауза.) Расскажи, что ты видишь там?

ЯКУТ Не знаю.

Пауза.

МУРА Расскажи, что ты видишь там?

ЯКУТ Не знаю, не знаю.

Пауза.

МУРА Расскажи, что ты видишь там?

ЯКУТ Где?

МУРА В космосе. В будущем. В идиллии. В океане.

ЯКУТ Что я вижу там?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Там?!

МУРА Да, расскажи.

Пауза.

ЯКУТ А там ничего нет… Там, Мура, нет ничего… Ты не поверишь, Мура, но там нет ничего. Впрочем, я, кажется, уже рассказывал тебе.

МУРА А ты еще расскажи… Как будто я спала, как будто мне приснился кошмарный сон, а я открыла глаза, полные ужаса глаза, глаза вот – вот готовые заплакать, и, вдруг, вижу, ты вернулся, с полным мешком алмазов, как будто волшебник, как будто волшебник… А я, первым делом, повела тебя отогреваться к очагу, потому что ты замерз, и прошу тебя – Расскажи, Якут, что ты видел там, в будущем, в космосе?.. А расскажи‑ка мне, Якут, что ты видел там, в будущем… И вот ты рассказываешь мне…

ЯКУТ О чем?

МУРА О будущем, об идиллии! О бескрайней…

ЯКУТ Там ничего нет.

МУРА Что?

ЯКУТ Нет ничего.

Пауза.

МУРА Ты путаешь, там никого нет, но что‑то там есть?

Пауза.

ЯКУТ Ничего.

Пауза.

МУРА Видишь ли, Якут, я просила тебя не вспоминать прошлое, просила не вспоминать прошлое, не вспоминать прошлое, не говорить о прошлом, но к будущему это не относится. О будущем‑то, я, напротив, прошу тебя рассказать.

ЯКУТ Но там ничего нет, говорю же.

Пауза.

МУРА Что, там нет снега?

ЯКУТ Ну почему же, снег там есть.

МУРА Вот! Значит там что‑то есть?

ЯКУТ Да, конечно, снег… Много снега… Сперва, Мура, мне показалось, что там, в будущем и нет ничего. Но, зато, когда я присмотрелся, я увидел… И знаешь, что я увидел, Мура?.. Снег. Много снега.

МУРА Ах, как интересно! Еще, что еще видел ты в будущем?!

Пауза.

ЯКУТ Снег, например.

МУРА Снег. Да. А еще что?

ЯКУТ Снега не мало. Много снега, очень, Мура, много снега… бросается в глаза.

МУРА (Мечтательно закрывает глаза.) Представляю себе! (Открывает глаза.) Это прекрасно! Ну, еще? Что еще ты видел?

Пауза.

ЯКУТ Следы.

МУРА Следы?

ЯКУТ Следы, следы, следы, следы, следы…

МУРА (С тревогой.) Чьи следы?

ЯКУТ Одного человека… Мои.

Мура вздыхает с облегчением.

ЯКУТ Молодые следы, старые следы… Старых следов немного, больше молодых. Но, в старых следах, в тех, что потемнее, в тех, что темнее, чем молодые, на дне следа, нет, не везде, только в некоторых, на дне, если след имеет дно, если это не слишком образно сказано, если это как‑то поможет понять, о чем я говорю, так вот, на самом дне некоторых следов – алмазы.

МУРА Алмазы?

ЯКУТ Алмазы.

Пауза.

МУРА Настоящие алмазы?

ЯКУТ Не могу с уверенностью утверждать, но, думаю, что настоящие, потому что они изо льда. Они – изо льда… Они, знаешь, Мура, они такие… как бы это поточнее, они… совестливые, как будто…

МУРА Совестливые алмазы?

ЯКУТ Совестливые, как будто.

Пауза.

МУРА Как тебя понять?

ЯКУТ Живые.

МУРА Живые?

ЯКУТ Как будто прячутся.

МУРА Прячутся?

ЯКУТ Не по середке шага, не на виду, а, как‑то, в уголочке… в носочке или пяточке… Нужно присмотреться, чтобы их разглядеть… Не кричат на солнце. Не кричат на солнце. Не кричат… Приходится напрягать зрение, чтобы рассмотреть… Притворяются обычными льдинками… Хотя больше льдинок… Алмазы, притворяющиеся льдинками больше, чем льдинки, притворяющиеся алмазами… Хотя, конечно… хотя, если вдуматься, конечно, и те и другие – льдинки. Но, сама понимаешь, алмазы – это алмазы. Даже, когда они изо льда… Выглядывают из‑под снега, смотрят на тебя… во взгляде робость… Живые.

Пауза.

МУРА Как мы с тобой?

ЯКУТ Нет.

МУРА А как же?

ЯКУТ По‑другому. Другое. По‑другому. Другое… Связано с таянием… Их робость как то связана с таянием… Солнце все равно безжалостно, понимаешь?.. Как бы мы не нахваливали его… Как бы не задабривали его… Но это – не страх, нет, робость… Хотя алмазы тают не только и не столько потому, что изо льда… Это сложно. Я не могу объяснить тебе.

МУРА Все же ты постарайся… По‑моему у нас нет секретов друг от друга?

ЯКУТ Как бы это лучше… не знаю… Одним словом, они не везде… Не всегда, по причине таяния и не везде… То появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают… Как звезды, вот именно, как звезды, точно, как звезды.

МУРА Может быть, это и есть звезды?

ЯКУТ… как звезды.

МУРА Может быть, это и есть звезды?

ЯКУТ… то появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают, то появляются, то исчезают…

МУРА Как звезды?

ЯКУТ Да, да, как искорки.

Пауза.

МУРА Как искорки?

ЯКУТ Как искорки, да.

Пауза.

МУРА Какие искорки, Якут?

ЯКУТ Искорки блаженного состояния.

Пауза.

МУРА Как алмазы?

ЯКУТ Нет.

Пауза.

МУРА Как звезды?

ЯКУТ Нет.

МУРА Как алмазы?

Пауза.

ЯКУТ Как иголка в подушке.

МУРА Иголка в подушке?

ЯКУТ Да, как иголка в подушке. Как иголка в подушке. Как иголка в подушке. Как иголка во сне в подушке!

Якут теряет сознание. Мура подхватывает его, прижимает к груди.

МУРА (Гладит Якута по голове.) Господи, да может ли кто‑нибудь кроме нас выдержать такое счастье?.. Бессмертие…

Затемнение.

Якут

ЯКУТ Иголка в подушке… Жизнь как сон с вариациями… Люди не желанны, как иголка в подушке, их и не стало, и не нужно их. Ушли, оставили, покинули, ушли… Метки остались, конечно, царапки… Не от людей, от иголки… Хотелось бы думать, что от иголки… Хотелось бы не думать… Совсем. Не нужно думать, вредно думать, опасно думать… Ушли и ушли… Мы ушли… (Улыбается.) Бог!.. Бог есть! Бог есть! Бог есть!.. Рядышком. Дышит… Вот, когда, бывает, не удержишься, задумаешься, согрешишь, задумаешься, Он что делает?.. Свет. Выключает свет… Тотчас, немедленно выключает. Выключает свет и являет узор… Искры, алмазы, искры, разное такое… Чтобы не думалось… не думалось, не вспоминалось, не думалось… Раз! И узор… Очень красиво! Неземная красота!.. Промысел Божий…

Затемнение.

Мура

МУРА Если бы я увидела алмазы, в собственных следах алмазы?.. Уж не знаю, что было бы со мной. По‑моему жуткое зрелище… Красиво, конечно, но жутко… Красота, конечно, неземная, но жутко… Это – беспамятство, конечно, признак беспамятства, конечно… Беспамятство, слава Богу… А то, как он улыбается при этом – признак полного беспамятства, конечно… Полное беспамятство, слава Богу!… Счастье, это – счастье. Он заслужил… И я рядом с ним счастлива… Есть просто счастье, а есть всепоглощающее счастье. То, что он испытывает – всепоглощающее счастье… Он испытывает всепоглощающее счастье, а просто счастлива… И то и другое – счастье, так что…

Затемнение.

Явление

Врата шумно и тяжело разверзаются. В потоке яркого света возникает фигура Якута. На нем меховая шуба, унты, косматая волчья шапка. С трудом волочит он тяжелый мешок.

ЯКУТ (Освобождаясь от мешка.) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (С очевидными усилиями затворяя двери.) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (Протирая глаза, после Якутии привыкая к полумраку котельной.) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (Требовательно.) Мура!

Мура у очага, улыбается. Якут не видит ее.

ЯКУТ Мура! (Принимается искать, перебирая подушки.) Мура!.. Мура!.. Мура! Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (С обидой в голосе.) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (С тревогой в голосе) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (В ужасе.) Мура!!!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (Усевшись на лавку, слезы на глазах.) Мура.

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (С грохотом сбрасывает таз со стола.) Мура!

Мура у очага, улыбается.

ЯКУТ (Возвращается к мешку.) Мура! (С трудом поднимая мешок над столом.) Мура! (Вываливая из мешка на стол целую гору льдинок.) Мура!

МУРА Какое великолепие!

Затемнение.

Встреча

Якут и Мура, обнявшись, стоят перед горкой играющих разноцветными огнями льдинок.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура помогает Якуту раздеться.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Стоят перед горкой льдинок.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Пауза.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура ведет Якута к очагу.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура и Якут присаживаются на корточки у очага, протянув к огню руки.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Пауза.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Пауза.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Затемнение.

Узор

Якут и Мура складывают из льдинок узор на столе. При этом они то и дело перемещаются вокруг стола, помогают друг другу руками и руками же спорят.

Оттого, что льдинки быстро тают, они очень и очень спешат, Якут и Мура.

Затемнение.

Наблюдение

Якут и Мура сидят за столом друг против друга, любуются выложенным узором.

МУРА Какое великолепие!

ЯКУТ Я уже видел подобный узор…

МУРА Какое великолепие!

ЯКУТ Мне уже приходилось видеть нечто подобное…

МУРА Какое великолепие!

ЯКУТ Очень напоминает то, что я видел.

МУРА Ты имеешь в виду инсульт?.. Ты имеешь в виду то, что ты наблюдал во время инсульта?.. Ты об инсульте говоришь?

ЯКУТ Да, о том блаженном состоянии, которое мне довелось испытать. То, что довелось мне испытать и увидеть тогда – блаженное состояние.

Пауза.

МУРА Почему ты не никогда не расскажешь мне поподробнее?

ЯКУТ А какие подробности? Подробностей, собственно и нет никаких… А должны ли быть в нашей жизни подробности вообще?.. А не подробности ли причина всех наших несчастий?.. И потом… об этом трудно говорить… Рассказать практически невозможно. И опыт этот нельзя передать. Инсульт – это очень интимное, Мура. Очень и очень интимное… Очень, очень и очень интимное. Почти что, как смерть… Да, так оно и есть… То же блаженство… Человек сам должен прочувствовать это и увидеть. Рассказать невозможно. Даже если всей душой захотеть. Той ее частью, что осталась нетронутой блаженным состоянием… Под блаженным состоянием, как ты уже, наверное, догадалась, я подразумеваю инсульт. Смерть, к сожалению, я еще не пережил… Свою… Чужие – да, во множестве. Но чужая смерть – это не смерть… хотя, смерть, конечно, но чужая… А инсульт? Как я могу рассказать об этом? Слов таких не существует в природе. (Пауза.) Другое дело – видеть, увидеть, увидеть, видеть нечто подобное. Может быть, ты и сможешь увидеть нечто подобное, Мура, если нам удастся выложить узор. Если удастся из льдинок выложить точно такой же узор… выложить узор, который в точности соответствовал бы тому, что я видел… тому, что мне удалось зафиксировать, запечатлеть в памяти… в памяти… да, именно, что в памяти… удалось…

МУРА А как насчет этого узора?.. Что ты скажешь насчет этого узора?.. Как тебе этот узор?.. Он великолепен! Мне думается – он великолепен! Мне кажется, он просто великолепен!.. Да, в подушечках, моих подушечках, вышитых мною подушечках тоже присутствует великолепие, но совсем – совсем не такое. То великолепие и это сравнить невозможно… Там тоже великолепие, но это, это – всепоглощающее великолепие!.. Уж если говорить о великолепии, то вот оно, в этом узоре!

ЯКУТ Да. Но это не тот узор. Близок, но не тот… Многое в этом узоре совпало, совпадает, совпало, но сказать, что это тот же узор, не могу… Великолепен? Да, наверное. Скорее всего, так оно и есть… Уж если перед тобой великолепие, по‑другому не скажешь!.. Вот если твои подушечки великолепны, можно ли сказать, например, что они просто хороши? Или, например, «ничего себе». Великолепие, оно и есть великолепие!.. Да, узор великолепен, безусловно, но… это не тот узор.

Пауза.

МУРА Но он великолепен, согласись?

ЯКУТ Да. По‑другому не скажешь.

Пауза.

МУРА Великолепен, согласись?

ЯКУТ Чего – чего, а уж великолепия у него не отнять!

Пауза.

МУРА А тот, что посчастливилось тебе видеть, был лучше?

ЯКУТ Нельзя сказать. Слово «лучше» в данном случае не годится.

МУРА Что же, тогда?

ЯКУТ Что?

МУРА Какое слово годится?

Пауза.

ЯКУТ Совершенство.

МУРА Совершенство?

ЯКУТ Совершенство.

МУРА Слово «совершенство»?

ЯКУТ Просто совершенство.

МУРА Просто совершенство.

ЯКУТ Да, просто совершенство.

Пауза.

МУРА Он также таял, этот узор?

ЯКУТ В точности также.

МУРА Все так скоротечно.

ЯКУТ Да.

МУРА Все обращается в воду.

ЯКУТ Да.

МУРА И алмазы, вот уж не подумала бы.

ЯКУТ Алмазы – в первую очередь. Если это настоящие алмазы.

Пауза.

МУРА Ничего не успеваешь. Глядь, а вокруг уже вода.

ЯКУТ В лучшем случае.

МУРА В лучшем случае?

ЯКУТ В лучшем случае – вокруг.

Пауза.

МУРА А в худшем?

ЯКУТ А в худшем – сам становишься водой. В лучшем случае – вокруг вода, а в худшем – сам становишься водой… Частью потопа.

МУРА Частью потопа?

ЯКУТ Ну да, частью потопа. Без потопа все равно не обойтись. (Пауза.) Как не поверни, потоп – основа основ… Кроме снега, разумеется.

МУРА Думается, снег – тоже часть потопа.

ЯКУТ Снег – часть потопа?

МУРА А почему бы и нет?

Пауза.

ЯКУТ Тебе в голову пришла такая мысль?

МУРА Как?

ЯКУТ Тебе самой в голову пришла эта мысль, или ты вычитала где‑нибудь?.. или кто‑то сказал, а ты теперь вспомнила?.. Или это очевидно, и маленькие дети об этом знают?

Пауза.

МУРА Пришла, скорее всего…

Пауза.

ЯКУТ Кто?

МУРА Мысль.

Пауза.

ЯКУТ Что за мысль?

МУРА О том, что снег – это тоже часть потопа.

ЯКУТ Да?.. Странно, и я об этом думал… Только в обратном направлении…

МУРА Как понять «в обратном направлении»?

ЯКУТ В противоположном. Неужели не ясно?

Пауза.

МУРА Иногда я очень жалею, что вместе с тобой не испытала этого блаженного состояния.

ЯКУТ Сожалеешь о том, что не перенесла инсульт?

МУРА Иногда сожалею.

Пауза.

ЯКУТ И ты и я?

МУРА Да.

ЯКУТ Как я, так и ты?

МУРА Да.

ЯКУТ Повсюду вместе?

МУРА Да.

ЯКУТ Муж и жена одна…

МУРА Остановись!.. На этом остановись! Ни слова больше!.. Мы теперь не можем грешить!

ЯКУТ Прости.

МУРА Раз уж решили не совершать грехов…

ЯКУТ Прости.

МУРА Раз уж мы убежали от них!

ЯКУТ Прости.

МУРА Раз уж рассчитываем на то, на что рассчитываем?!

ЯКУТ Я ни на что не рассчитываю. Прости.

Пауза.

МУРА Не знаю, как будет обстоять с исполнением желаний, но уж вечно то жить теперь придется.

ЯКУТ Вечная жизнь и исполнение желаний – одно и тоже.

МУРА Разве?

ЯКУТ Два названия одного и того же.

МУРА Разве?

ЯКУТ Если бы люди жили вечно, рано или поздно их желания исполнялись бы.

МУРА Как мы.

ЯКУТ Что?

МУРА Здесь уместным было бы добавить «как мы».

ЯКУТ Прости, не понял.

МУРА Уместным было бы построить фразу следующим образом – если бы люди жили вечно как мы, рано или поздно их желания исполнялись бы.

ЯКУТ Находишь уместным построить фразу именно так?

МУРА Не мешает лишний раз напомнить о том, что происходит.

ЯКУТ Кому?.. Кому напомнить?

МУРА Не знаю… Уверенно не могу назвать Его имени… Тому, кто устроил все так, как оно есть, с исполнением желаний и вечностью… Тому, кто привел нас сюда.

ЯКУТ А разве мы не сами?

МУРА Может так показаться.

Пауза.

ЯКУТ Что значит «может так показаться»?

МУРА Вроде бы сами, но это не так… Сами бы не нашли. Никто бы не нашел… Даже великие полярники Фритьоф Нансен и Руаль Амундсен, а, казалось бы, великие полярники Фритьоф Нансен и Руаль Амундсен могли найти всё, что угодно… Никто и не нашел… Нет никого… Разве видел ты кого‑нибудь еще?.. Нет. (Пауза.) Или видел? (Пауза.) Нет. А мы – нашли… Такого было Его желание. А мы всего лишь шли куда глаза глядят… Шли куда глаза глядят, ибо таково было Его желание.

ЯКУТ Получается, что мы, чьи желания исполнятся, сами, в свою очередь, являемся исполнителями Его желания?

МУРА Именно так.

Пауза.

ЯКУТ (Про себя.) Амброзия.

МУРА Что?

ЯКУТ (Громко, несколько наиграно.) Вот оно что?!

МУРА Да.

ЯКУТ Ах, вот оно что?!

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ А несведущему человеку, мне, например, может показаться, будто бы прожив долгую жизнь, полную разных драм, потеряв самого близкого…

МУРА Что?! (Долгая пауза.) О чем ты?! (Пауза.) Мне послышалось что‑то или мне послышалось?! (Пауза.) Ты что–то вспомнил?! (Пауза.) Ты помнишь что‑то?!.. Что‑то из того, чего нет, не было и быть не могло?!.. Следом за одним именем, которое произносить вслух нельзя, не вспомнил ли ты еще одно как бы, подчеркиваю, как бы имя, упоминание которого смерть немедленная есть?!

Пауза.

ЯКУТ Я ничего не помню… Я ничего не помню!.. Я решительно ничего не помню!

МУРА (Со слезами на глазах, тыча пальцем куда‑то в угол) Смотри! Петля‑то вот она, вот она петля‑то… мне недолго смастерить, раз уж у меня такие подушечки выходят!.. Уж если у меня великолепие получается, то этакую‑то подлость смастерить, и… отчаявшись… от безвыходности!..

ЯКУТ Прости.

МУРА …Раз уж ты принялся за имена разные!

ЯКУТ Прости.

Пауза.

МУРА Он умер!

Пауза.

ЯКУТ Прости.

МУРА Он должен был умереть и умер!.. Он покончил с собой!.. Его убили!.. Били, били и убили, и бросили нам под дверь! (Пауза) Его не стало!.. Он сделал все, что мог для этого!.. Боролся за смерть и победил!.. Умер, одним словом!

ЯКУТ Кто?!

МУРА Что?

ЯКУТ Кто это был?.. О ком речь?

Пауза.

МУРА Не помнишь ты?

ЯКУТ Нет.

Пауза.

МУРА Не верю, но за вопрос – спасибо.

Пауза.

ЯКУТ Прости.

Долгая пауза.

МУРА И ты прости меня. (В окошко.) И ты прости меня… Я не буду больше грешить… И ты, пожалуйста.. (Долгая пауза, перемена интонации.) Ну что это такое, «муж и жена одна…»?.. Может быть, грех и не велик. А может быть очень велик. Как знать?! (Пауза.) Нам грешить совсем нельзя… Может быть, грех и не велик, конечно…

ЯКУТ Прости.

МУРА Мы не можем, раз уж решили.

ЯКУТ Прости.

Пауза.

МУРА Как Адам и Ева еще до совершения первородного греха.

ЯКУТ Прости.

МУРА Как будто за язык тебя кто‑то тянет.

ЯКУТ Прости.

Пауза.

МУРА Догадываюсь кто.

ЯКУТ Прости.

МУРА О нем ты и начал было разглагольствовать.

Пауза.

ЯКУТ Прости. Знаешь, так долго не прощать грех – тоже грех.

МУРА Я простила тебя. Я простила тебя. Ты прекрасно знаешь, что я простила тебя!.. Сразу же простила тебя!.. И секунды не прошло, как я уже простила тебя! Так скоро как я и не прощает никто никого!

ЯКУТ Не сразу. А должна была сразу же простить.

МУРА Простила сразу же.

Пауза.

ЯКУТ Но какое‑то время сомневалась?

МУРА Сразу же простила.

Долгая пауза.

МУРА Ты правда не помнишь того, что было до Якутии?

ЯКУТ До Якутии?

МУРА До Якутии.

ЯКУТ Почему Якутия?

МУРА Ты же – Якут. Вот я и назвала нашу идиллию Якутией.

ЯКУТ Ты переименовала нашу идиллию в Якутию?

МУРА В Якутию.

Пауза.

ЯКУТ (Улыбается как ребенок.) В честь меня?

МУРА В честь тебя.

ЯКУТ Нашу идиллию назвала Якутией?

МУРА Да.

ЯКУТ Наш рай назвала Якутией?

МУРА Да.

ЯКУТ В честь меня?

МУРА В честь тебя.

Пауза.

ЯКУТ Вот как?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Но то, что мне это приятно, не попахивает гордыней?

МУРА (Смеется.) Нет.

ЯКУТ Думаешь, это не грех, что мне приятно такое?

МУРА Думаю, что нет.

Пауза.

ЯКУТ (Подходит к столу.) А вот и наши алмазы. В Якутии много алмазов. На каждом шагу.

МУРА А я думала, что там ничего нет.

ЯКУТ Ничего нет?

МУРА Думала, там совсем ничего нет… Думала, в Якутии только якуты, несколько человек, и всё… Не такие как ты, другие, на оленях… да, думала олени, якуты и всё. И больше ничего.

Пауза.

ЯКУТ Всегда так думала?

МУРА Всегда.

ЯКУТ С самого детства?

МУРА С самого детства.

ЯКУТ И потом, уже повзрослев?

МУРА И повзрослев.

ЯКУТ И когда выходила за меня замуж?

МУРА Да.

ЯКУТ И прожив со мной целую жизнь, так же думала?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ И при этом называла меня Якут?

МУРА Тебя все так называли.

ЯКУТ Точно. (Пауза, медленно, нараспев.) Даже наш сын Бибигон! (Пауза.) Самый лучший из сыновей!.. Наш сын Бибигон, который очень любит землянику! Бесконечно любит землянику и жизнь!.. Бибигон с золотистыми волосами и золотистым же голосом! (Пауза.) Ни у кого, слышишь меня, ни у кого, дорогая моя, не видел я таких напоминающих солнце и жизнь волос! И, наверное, оттого, что у него такие вот золотистые волосы, он любит жизнь… И жизнь любит его, дорогая моя!.. А уж если мальчик любит землянику и жизнь, очень любит, обрати внимание на это «очень», не просто любит, а очень любит, он жив и все остальное домыслы, домыслы и придумки, придумки и домыслы…

Точно молния поражает Муру. Она с криком падает навзничь на пол.

ЯКУТ …домыслы и придумки, придумки и домыслы, домыслы и придумки…

Резкий, как скрип несмазанного колеса потусторонний звук.

Затемнение.

Анатомия

Мура на столе. Якут растирает ее жидкостью из флакончика.

ЯКУТ Лобик… Лобик… Лоб. Os Frontale… Partes orbitalis… Глаза. Височки. Височки. Висок. Os temporale… Носик…

Мура открывает глаза.

ЯКУТ (Вздрогнув.) С возвращением, Мура!

МУРА Это – инсульт?

ЯКУТ С возвращением, Мура!

Пауза.

МУРА Это был инсульт?

ЯКУТ С возвращением, Мура!

МУРА Это не был инсульт?

Пауза.

ЯКУТ Ты видела что‑то?

МУРА Яркое солнце. Как на снегу в полдень. Яркое‑яркое солнце.

ЯКУТ Какие‑нибудь искры?

МУРА Нет.

ЯКУТ Наподобие алмазов или звезд, вместе как бы узор?

МУРА Нет.

ЯКУТ Это был обыкновенный обморок.

Пауза.

МУРА Выходит, что это не инсульт?

ЯКУТ Нет.

МУРА Нет?

ЯКУТ Обморок… Ты слишком эмоциональна, Мура. И знаешь, я давно хотел тебе сказать…

МУРА А что случилось? Почему случился обморок?

ЯКУТ Не помнишь?

МУРА Нет.

ЯКУТ Не помнишь?

МУРА Нет.

ЯКУТ Не помнишь?

МУРА Не знаю.

Пауза.

ЯКУТ Помнишь.

МУРА Ты говоришь, что я эмоциональна, к чему бы это?.. Что‑то случилось?

ЯКУТ Нет, ничего особенного.

Пауза.

МУРА Может быть, ты сказал что‑то такое, что расстроило меня?

ЯКУТ Нет, мы смеялись… говорили о моем чудн’ом имени. Cмеялись. Я смеялся… Потому что, знаешь, Мура, с таким смешным именем прожить всю жизнь…

МУРА (Грустно.) Ничего общего с блаженным состоянием.

ЯКУТ Ну, почему же? Обморок – это… обморок – это тоже ничего, уж во всяком случае обморок – это лучше…

МУРА Лучше, чем что?

ЯКУТ Лучше, чем ничего.

МУРА А ничего – это что, в твоем понимании?

ЯКУТ Ничего?

МУРА Да, ничего.

Пауза.

ЯКУТ Ничего – это ничего.

Пауза.

МУРА Я надеюсь, что не Якутию ты имел в виду под этим своим «ничего»?

ЯКУТ Ну, что ты, что ты!

Пауза.

МУРА Ты хотел что‑то мне сказать?.. тебя вырвалось – Я давно хотел тебе сказать…

ЯКУТ Нет, ничего.

МУРА Ничего?

ЯКУТ Не помню. Уже не помню. Забыл. У меня с памятью, ты же знаешь…

МУРА Да, знаю.

ЯКУТ Да.

Пауза.

МУРА В последнее время ты стал иначе улыбаться.

ЯКУТ Как это?

МУРА Стал улыбаться, как в прежней жизни…

ЯКУТ (Улыбается.) Как это?

МУРА Вот‑вот, как сейчас… как будто ты все помнишь, все понимаешь… Нехорошая улыбка. Для нас нехорошая… Здесь в Якутии не стоит так улыбаться… Улыбаться можно, но не так… Так улыбаться опасно… Якутия – это не столько дар, сколько проверка, понимаешь?.. Сможем ли мы? Сможем ли?..

ЯКУТ Главное, что ты жива.

МУРА Как бы я могла умереть? Сам не знаешь, что говоришь. (Пауза.) Чем ты растираешь меня? Такой приятный запах.

ЯКУТ Формалин. Бальзам на формалине.

МУРА Формалин?

ЯКУТ О, формалин, волшебная жидкость! Человек не создал за всю свою историю ничего более удивительного, чем формалин. Чудеса белой, черной магии, алхимии, все меркнет по сравнению с тем, что может, при умелом использовании формалин. Бессмертие, Мура – это, наверное, хорошо, скорее всего хорошо, раз уж ты так говоришь, но вечная молодость, вот что по‑настоящему способно вскружить голову!.. Ты не заметила, Мура, что мы с тобой совсем не меняемся?.. Какими были, такими и остаемся?.. Ты, вероятно, думаешь, что бессмертие предполагает и вечную молодость?.. А может быть, ты думаешь, что морозы берегут нас? Признайся, приходили тебе в голову подобные мысли?.. Приходили. Что‑нибудь в этом роде… Открою тебе маленький секрет. (Загадочно улыбается.) Каждый день, три раза в день, я добавляю нам в пищу по капельке формалина… И в воду, которую мы пьем… И в воду, которой мы умываемся… Я пропитал формалином одежду, которую мы носим и постель на которой мы спим. С тем, чтобы скрыть запах, я добавил некоторые вещества, которые в сочетании…

МУРА (Взрывается.) Откуда ты все это знаешь?! Откуда тебе известно как действует формалин?! Какие вещества нужно смешивать с ним!.. Откуда при всепоглощающем беспамятстве это может быть тебе известно?!

Пауза.

ЯКУТ Не знаю… Даже и не знаю, что и сказать, Мура… Может быть, приснилось?

МУРА А ты не задумывался, откуда здесь все эти баночки, флакончики?..

ЯКУТ Нет. А что, имеет смысл пораскинуть мозгами?

МУРА Не смей! (Долгая пауза.) Пахнет как духи.

ЯКУТ Не помню запаха духов.

Пауза.

МУРА Как я выгляжу?

ЯКУТ Прекрасно… Разрумянилась.

Пауза.

МУРА (Садится, на глазах слезы) Я‑то все помню!.. Понимаешь, Якут, все!

ЯКУТ Прости. (Пауза.) Почему‑то, мне кажется, что меня всю жизнь называли Якут… Что, разве похож я на якута?.. Как будто настоящего имени у меня не было…

Пауза.

МУРА Беспамятство – счастье твое, Якут!.. Не представляешь, сколько нужно сил положить, чтобы вытравить из себя прошлое… Особенно, если память, как говорится, задалась… Я даже помню, какого цвета галстук был у тебя на свадьбе.

ЯКУТ У нас была свадьба? А я думал, что мы еще не женаты, что нам это только предстоит? Нам так хорошо вместе, я думал мы любовники. Муж и жена не могут так вот жить, не ругаясь, совсем… не споря… совсем… если это точно, то что я помню… отрывочно… фрагментарно…

МУРА Не прикидывайся, ты сам говорил о свадьбе.

ЯКУТ Разве?

МУРА Да, совсем недавно.

ЯКУТ Разве?.. Наверное, мечтал?..

МУРА Упорствуешь. Зачем? Почему?

ЯКУТ Как я могу упорствовать, когда почти ничего не помню? Только узор, и так, кое‑что по мелочам.

МУРА Какие мелочи?.. Что еще ты помнишь?

ЯКУТ Ничего.

Пауза.

МУРА Ладно. (Откидывается, изучает потолок.) Легко жить без памяти?

ЯКУТ Не знаю, мне не с чем сравнивать.

МУРА Я научусь не помнить… Я сделаю это.

ЯКУТ (Продолжает растирать Муру) Непременно сделаешь. Ты упрямая. У тебя получится. (Пауза.) Как же меня звали? Скажи Мура. Ну, какой здесь секрет?.. Даже неловко, все знают, а я не знаю.

МУРА (Вскакивает.) Все – это кто?! В Якутии есть кто‑то еще, кроме нас?

ЯКУТ Никого нет.

МУРА Когда ты ходил за алмазами, встретил кого‑нибудь?!

ЯКУТ Нет.

МУРА Что‑то слышал?

ЯКУТ Нет.

Пауза.

МУРА И собак не слышал?

ЯКУТ Нет.

МУРА В идиллии, Якут, не может быть собак.

ЯКУТ Конечно.

Пауза.

МУРА Но ты же скажешь мне, если вдруг увидишь или услышишь что‑нибудь такое, необычное?

ЯКУТ Разумеется.

МУРА Тогда мы сразу же уйдем отсюда.

ЯКУТ Разумеется.

Пауза.

МУРА Все равно грешим на каждом шагу.

ЯКУТ Почти что не грешим. Во всяком случае, много меньше, чем прежде… Если дурные мысли, или что‑то в этом роде, сразу же говорим себе «стоп»… следим друг за другом, поправляем друг друга, помогаем друг другу не оступиться, поддерживаем, пьем формалин… Счастье. Очень много счастья… Очень хорошо. И будет всё очень хорошо. Лучше не бывает…

Пауза.

МУРА Узор не выходит.

ЯКУТ Совершенство достигается большим трудом.

Пауза.

МУРА Узор уже растаял, когда ты положил меня на стол?

ЯКУТ Не совсем… Почти растаял, но не до конца… Теперь растаял…

Пауза.

МУРА Жаль, что у меня не получилось… Я ведь, Якут, в глубине души, все еще надеюсь, что ты без памяти. Так что, все должно получиться… Честно говоря, очень рассчитываю на инсульт.

ЯКУТ Инсульт, Мура, это опасно.

МУРА Инсульт – спасение для меня.

ЯКУТ Инсульт, Мура опасно. Не забывай, я, все же – анатом.

Пауза.

МУРА Ты помнишь?!

ЯКУТ Нет‑нет… Не я… Не волнуйся… Руки помнят. Глаза… Что‑то из латыни осталось на кончике языка… Не в голове, не волнуйся.

Долгая пауза.

МУРА У тебя были золотые руки. (Улыбается сквозь слезы) По крайней мере покойники не жаловались. Твои мертвецы выглядели живыми… Как будто задремал человек, прикрыл глаза на минутку… Многие выглядели лучше, чем при жизни…

ЯКУТ Здесь сокрыт глубокий смысл.

Пауза.

МУРА Разговаривал с ними.

ЯКУТ Разговаривал?

МУРА Да, разговаривал с ними.

ЯКУТ С чего ты взяла?

МУРА Все знали это. Считали тебя немножечко того… немножечко тронутым.

ЯКУТ Кем тронутым?

МУРА Ангелом.

ЯКУТ Падшим или настоящим? Которым из них?.. Это – не праздный вопрос, Мура… Два совсем разных ангела. Внешне, конечно, можно угадать некоторое сходство…

МУРА Еще этот велосипед.

ЯКУТ Какой велосипед?

МУРА Ты ездил на велосипеде. Всегда. Летом и зимой. Зимой и летом. Зимой и летом. Зимой и летом.

ЯКУТ Погоди‑ка, дай вспомнить…

МУРА Зимой и летом.

ЯКУТ Погоди, погоди.

МУРА Зимой и летом.

ЯКУТ Велосипед?.. Не знаю. О велосипеде ничего не могу сказать.

Пауза.

МУРА Ты, правда, разговаривал с ними?

Пауза.

ЯКУТ По крайней мере, я точно знал место, где у каждого из них располагалась душа… Они любили меня… Знаешь, они хорошие, они очень и очень хорошие. Мне думается, что во многом они даже лучше… лучше…

МУРА И они отвечали тебе?

ЯКУТ Что?.. Да, конечно… Если в секционной больше никого не было.

МУРА Да, ты творил чудеса.

ЯКУТ Не я – бальзамы.

МУРА Но бальзамы‑то ты делал?

ЯКУТ Теперь уже так не получится… Забыл. Всё забыл.

Пауза.

МУРА Все?

ЯКУТ Всё.

Затемнение.

Чистильщики картофеля

Якут и Мура за столом чистят картофель. Очищенные плоды они бросают в таз с водой, находящийся на авансцене. При каждом броске – фонтан брызг. С тем, чтобы попасть в таз, каждый из чистильщиков прицеливается.

МУРА Чистим себя вот так же, как эту картошку.

ЯКУТ Да.

МУРА Каждый день.

ЯКУТ Да.

МУРА Каждую секунду.

ЯКУТ Да.

Пауза.

МУРА Может быть, не будем больше ловить друг друга?

ЯКУТ Мы не ловим друг друга.

МУРА Мы ловим друг друга.

ЯКУТ Ага, значит, мы ловим друг друга?

МУРА Ловим друг друга.

Пауза.

ЯКУТ Я тебя не ловлю.

МУРА Ловишь. Может быть, ты и не хочешь этого, но у тебя все равно получается. Само собой… Привыкли уже.

ЯКУТ Это плохо?

МУРА Не знаю.

Пауза.

ЯКУТ А, может быть, так положено?.. Как знать?

МУРА Чтобы избежать компромиссов?

ЯКУТ Вот именно!

Пауза.

МУРА Не должно быть никаких компромиссов.

ЯКУТ Да.

МУРА Ни при каких обстоятельствах! Слышишь?!

ЯКУТ Да.

МОЙРА Никаких компромиссов!

ЯКУТ Да. (Пауза.) Что‑то случилось?.. Ты что‑то не договариваешь?.. Мура, ты что‑то не договариваешь… Так нельзя, Мура… Ты страдаешь, я вижу. А когда ты страдаешь, я тоже начинаю беспокоится… А что, Мура, если инсульт, как задумано, случится не у тебя, а у меня… Еще один… Это опасно, Мура…

МУРА Хорошо. Я скажу… Я не должна этого делать, но это выше моих сил…

ЯКУТ Ты пугаешь меня, Мура!

МУРА Я скажу главное… Точнее, я назову имя… Хотя этого нельзя делать… Ни в коем случае… Но, раз уж решилась… Бибигон.

Пауза.

ЯКУТ Как?

МУРА (Рыдает.) Что с этим делать, Якут?!

Якут обнимает Муру и рукой зажимает ей рот.

Затемнение.

Едоки картофеля

Мура и Якут за столом. Обжигаясь, едят картофель из таза. Над ними гримасничают клубы пара. Взгляды Муры и Якуты прикованы к дверям. Как будто ждут кого‑то.

Гул, сначала едва уловимый, постепенно нарастающий, к концу картины делается нестерпимым.

ЯКУТ Едоки картофеля.

МУРА Что?

ЯКУТ Одна из любимых моих картин.

МУРА Какая картина?

ЯКУТ «Едоки картофеля».

МУРА Кто автор?

ЯКУТ Не помню.

Пауза.

МУРА Красивая картина?

ЯКУТ Не то, чтобы красивая, не в красоте дело…

МУРА Великолепие?

ЯКУТ И великолепие здесь не при чем.

МУРА Что же тогда?

ЯКУТ Не знаю.

Пауза.

МУРА Может быть дело в авторе?

Пауза.

ЯКУТ Зачем тебе это – Мура?

МУРА Хочу тебе помочь.

ЯКУТ Помочь в чем?.. Помочь в чем?!.. В чем хочешь ты помочь мне, Мура, в чем именно?! (Пауза.) Ты все время хочешь мне помочь, не на минуту не выпускаешь меня из поля зрения, ни на минуту, следишь за мной, преследуешь меня, все время пытаешься оказать помощь, неведомо зачем… Зачем тебе это, Мура?! Зачем, зачем, зачем?!

Пауза.

МУРА (Спокойно.) Мне показалось – ты взволнован, Якут?

ЯКУТ Зачем, зачем, Мура?!.. Вообще, кто мы, Мура?! Кто мы такие?! Знаешь ты ответ на этот вопрос?!..

МУРА А ты уже не помнишь?

ЯКУТ Нет, не помню! Представь себе, не помню!

МУРА Ну, в этом нет ничего удивительного. После блаженного состояния…

ЯКУТ Отвечай!

МУРА Думаешь, если узнаешь правду, тебе станет легче?

ЯКУТ Разумеется! Конечно! Безусловно!.. Ты не знаешь, каково это, ничего не помнить!

МУРА Так и норовишь хочешь обидеть меня. Разве я виновата в том, что не перенесла блаженного состояния?

ЯКУТ Я жду ответа!

Пауза.

МУРА Кто мы, хочешь ты знать?

ЯКУТ Именно!

Пауза.

МУРА (Точно медитирует.) Якут и Мура. Мура и Якут. Якут и Мура…

ЯКУТ Что‑то из детства… Раннее детство… Четыре – пять лет, не больше…

МУРА Да, да, Якут.

ЯКУТ Снег. Большой снег… Мама… Здесь мама?..

МУРА Я – твоя мама.

ЯКУТ Мама?

МУРА Да. Твоя мама. А ты – мой отец. Якут. Я – Мура, ты – Якут. Якут и Мура. Мура и Якут…

ЯКУТ Снег.

МУРА Большой снег.

ЯКУТ Земляника.

МУРА Соскучился ты, Якут, по землянике?

ЯКУТ Что?

МУРА Спрашиваю тебя, соскучился ли ты, Якут, по землянике?

Пауза.

ЯКУТ Какая земляника?

МУРА Ароматная, сладкая земляника. Соскучился по землянике, Якут?.. Ну, что ты молчишь?.. Хорошо бы теперь земляники отведать? А?.. Отчего ты никогда не наберешь земляники?.. Знаю почему, ты не соскучился. Вот если бы ты соскучился по землянике, только очень соскучился, очень‑очень соскучился, ты бы сумел собрать ее, и принести к столу… И тогда мы с тобой были бы не едоки картофеля, а знаешь, Якут, кто бы мы были с тобой тогда?.. Едоки земляники… Представляешь, какая красота? Якутия. И вдруг едоки земляники! (Пауза.) Ну, что ты замолчал, Якут? Что ты молчишь, Якут? Почему ты молчишь, Якут, твое молчание невыносимо!

ЯКУТ Я думал о северном сиянии.

МУРА О северном сиянии?

ЯКУТ Также рассматривал лунные пятна. Их, на первый взгляд, не так уж и много. Неплохо было бы дать им новые названия… Якутские названия.

МУРА Лунным пятнам?

ЯКУТ Лунным пятнам, да… И северному сиянию… И землянике, если хочешь… Раз уж ты так любишь землянику… Если, конечно, Автор не будет возражать… Смотря, кто Автор, конечно… Я же говорил тебе, ангелы разные. Ангелы разные и Авторы разные… Тут, как говорится, на кого нарвешься.

МУРА О чем ты говоришь? Я ничего не понимаю.

ЯКУТ А ты о чем, Мура? Ты – о чем говоришь?! (Пауза.) Кто же Автор!

МУРА (Испугана.) Якут, миленький…

ЯКУТ Кто автор «Едоков картофеля»? Не помнишь?.. Мне нужно во что бы то ни стало вспомнить его имя!

МУРА Но зачем?

ЯКУТ Для себя! Понимаешь? Для себя! Это мне нужно!.. Не нам, а только мне! Понимаешь?.. Буран! Понимаешь?.. Буран и страх!.. Всегда, очень часто… не часто, всегда страх… Как волны, как ветер, как порывы ветра… гул… провода обледенели, покрылись льдом… Гул, гул… Я тебе не говорил?.. Не говорил… И ветер, провода и ветер, буран и страх… ни зги не видно… Гул… И вот еще – вина, чудовищная вина… Приступами. Порывами. Гул и вина. Как жало, торос, шило, заточка… Не в сердце, около, рядом, в сантиметре… Страх и вина… Страх, вина, провода, буран… Невыносимый гул!.. Не слышишь? Не знаешь?.. Ничего о страхе моем не знаешь?!.. О вине моей не знаешь ничего?!.. И еще, и вот еще, вот еще – предчувствие. Предчувствие, предзнаменование, предчувствие!.. Страх, вина, страх, вина, гул, провода, буран, предчувствие, звон… Всё!.. Спекся!.. (Пауза.) Земляники нет, дорогая моя!.. Все есть, все что душе угодно или не угодно, а вот земляники нет!.. Очень много тебя, дорогая моя. Повсюду. Ты повсюду, дорогая моя. Ты, ты, ты… а земляники нет, как нет!.. Земляники нет. Врать не стану… Мы же не должны врать друг другу?.. Мы же не умеем врать друг другу?.. Уже не умеем, да?.. Прежде умели, а теперь не умеем… А прежде умели?.. Скажи, я не помню… Ну, скажи, скажи, я не помню. Совсем не помню! (Пауза.) Что скажешь, Мура? Что скажешь?..

Гул обрывается. Короткая пауза, следом, грохот, собачий лай.

Двери самопроизвольно разверзаются. В комнату вместе с бураном вваливается Бибигон. На нем белая рубашка в бурых пятнах крови и легкие парусиновые брюки.

Затемнение.

Действие второе

Пробуждение

Бибигон на корточках, руки к огню, греется у очага.

Подушки, пуфики, думки волнуются, шевелятся, расступаются и являют нам Муру. Мура подходит к тазу. Чуть наклоняет голову, зажмуривает глаза, вновь открывает глаза, замирает на мгновение, оборачивается, видит Бибигона.

МУРА (Шепотом.) Якут! (Чуть громче.) Якут! (Шепотом.) Якут! (Что есть сил.) Якут!

Бибигон невозмутим.

Мура при помощи лавки, то и дело оглядываясь на Бибигона, тщетно пытается добраться до окошка и заглянуть в него. Подвернув ногу, падает.

МУРА (Растирая ушибленное колено, в отчаянии) Якут! (В ужасе.) Якут! (Переместившись к воротам, шепотом) Якут! (Направляясь к столу, жалобно.) Якут!..

Затемнение.

Велосипед

Бибигон на корточках у очага.

Мура в дальнем углу комнаты не отрываясь смотрит на него. В ее позе крайнее напряжение.

Врата шумно разверзаются. В потоке яркого света возникает фигура Якута на велосипеде. Якут при виде встревоженной Муры оставляет велосипед и направляется к ней. Якут обнимает Муру. Он бледен, тяжело дышит, смертельно устал.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура отстраняется от запорошенного снегом Якута.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура помогает Якуту раздеться.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура крепче прежнего прижимается к Якуту.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура ведет Якута к ложу из подушек.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Мура и Якут укладываются и укрываются шкурами с головой. Их голоса под одеялом засыпают – делаются все тише, пока не переходят в бормотание.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Пауза.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Пауза.

МУРА Якут.

ЯКУТ Мура.

Затемнение.

Иголка в подушке

Бибигон греется у очага.

Подушки, пуфики, думки волнуются, шевелятся, расступаются и, на этот раз являют нам и Муру и Якута.

ЯКУТ Лизия.

МУРА Что это, лизия?

ЯКУТ Земляника – лизия. Так я назвал землянику… Название для Якутии. Начал называть. Наконец начал придумывать называния… Ты рада?.. Довольна ты мной, Мура?.. Первой я назвал землянику. Было бы странным если бы земляника не оказалась первой… Лакомая земляника. Лизия… Земляника теперь лизия, а не земляника… Я освободил ее от земли. Земляника не земная, земляника воздушная. Лизия. Теперь – лизия. Лизия лакомая…

МУРА (Думая о своем.) Почему лизия?

ЯКУТ «Эль» на кончике языка. Это когда ты только что положила ягоду в рот. Прохладную. Всегда прохладную. Всегда льдинку. «Эль». И тотчас фейерверк. Там, около мочек ушей, сделалось больно. На секунду, не больше… Теперь звук «з»… «З‑з‑зззз». Иголочки воткнули справа и слева. Звук «з‑зз». И, следом, аромат и нега. Аромат и нега. Аромат и нега. Аромат и не‑е‑га… «Ии‑я»… «ии‑я»… «З‑ззз», «ии‑я», вместе – лизия… Земляника – лизия, ли‑и‑изия… И «ка» не вмешалось, как видишь. Земное «ка» не мешает наслаждаться лизией… Ли‑и‑зия… Можно «ли‑и‑зи‑и‑ия»… Что ха чудо эта лизия!.. В голове еще крутились «зея», «лизея», но в «е» кроется опасность. Чувствуешь опасность? Змеиное нечто… Нет, только лизия, и никак больше.

Пауза.

МУРА Мне приснился кошмарный сон, Якут… Мне приснился кошмарный сон, как будто он вернулся, Якут… Что скажешь, Якут?.. Или это не сон?.. Что скажешь, Якут?.. Что ты молчишь, Якут?

Пауза.

ЯКУТ Ли‑и‑зия… Можно «ли‑и‑зи‑и‑ия».

МУРА Это явь, Якут? Он вернулся?

ЯКУТ Кто вернулся?

МУРА Кто вернулся?

ЯКУТ Да, кто вернулся?

МУРА (Смотрит в сторону Бибигона) А разве мы сейчас думаем не об одном и том же?.. Разве теперь, когда ты рассказываешь мне про лизию, думаешь ты, на самом деле, не о другом?.. Разве тягучей своей «ли‑и‑зи‑ией» не силишься ты отвлечь, приглушить?..

ЯКУТ Ни о чем, кроме лизии я не думаю. Ни о чем, и ни о ком… Ни о ком не думаю. Ни о ком не думаю. Ни о ком. Ни о ком. Ни о ком… В идиллии кроме нас никого нет… Насколько мне известно… Кроме нас в идиллии никого нет и быть не может, иначе это была бы уже не идиллия… Я даже и не знаю, как можно было бы назвать это место, когда бы кроме нас здесь был бы кто‑нибудь еще?.. Когда бы все равно кто, но был бы?.. Животные не в счет. Животные не в счет. Животные не в счет.

Пауза.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

Пауза.

МУРА Только не собаки.

ЯКУТ Только не собаки.

МУРА Бибигон.

Пауза.

ЯКУТ Только не собаки.

МУРА Бибигон.

Пауза.

ЯКУТ Только не собаки.

МУРА Бибигон. (Пауза.) Бибигон. (Пауза.) Бибигон. (Пауза.) Что ты на это скажешь?

Пауза.

ЯКУТ Только не собаки.

Пауза.

МУРА Кажется твои желания, Якут, начали исполняться.

ЯКУТ Где собаки там и люди.

Пауза.

МУРА Кажется, твои желания, Якут, начали исполняться.

ЯКУТ С другими животными все обстоит иначе.

Пауза.

МУРА Кажется, Якут, Якутии приходит конец.

Пауза.

ЯКУТ И ведь вот, что интересно, некоторые из них, отродясь, и людей то, собственно, не видели.

МУРА Конец бессмертию.

ЯКУТ Конец бессмертию?

МУРА Да, за все нужно платить. Я так думаю… Я так думаю… Уж очень скоро исполнилось твое желание, Якут.

ЯКУТ Мое желание?

МУРА Твое желание.

ЯКУТ Мое желание?

МУРА Твое желание.

ЯКУТ Мое желание?

МУРА Твое желание.

ЯКУТ Да? (Пауза.) А кто это, Бибигон?

Пауза.

МУРА Собаки – плохая примета.

ЯКУТ Кто это, Бибигон?

МУРА Очень плохая примета.

Пауза.

ЯКУТ А что, появились собаки?

МУРА Да, я слышала собачий лай, а ты, разве не слышал?

ЯКУТ Я не слышал, нет… Я не слышал. Нет. Я не слышал.

МУРА Не слышал собачьего лая?

ЯКУТ Нет

МУРА И не видел ничего?

ЯКУТ Нет.

МУРА И теперь не видишь?

ЯКУТ Нет.

МУРА А ты присмотрись. (Пауза.) Внимательнее присмотрись. (Пауза.) Там, у очага.

Якут смотрит в сторону очага. Прищуривается. Вытягивает шею. Всячески демонстрирует слабость зрения.

ЯКУТ Огонь.

МУРА Огонь?

ЯКУТ Вижу огонь… Не так отчетливо, как хотелось бы… Как будто в тумане. Но вижу… Огонь. (Пауза.) Кажется, портится зрение… Что‑то зрение портится. Что‑то зрение портится… Знаешь, Мура, зрение мое совсем никуда не годится. Что с моим зрением, Мура? Это от снега? От снега, как ты думаешь?.. Как ты думаешь, не от снега ли это?

МУРА Видишь?

ЯКУТ Огонь. И знаешь, Мура, я о зрении…

МУРА А больше ты ничего не видишь?

Пауза.

ЯКУТ Огонь.

МУРА А около огня?

Пауза.

ЯКУТ Огонь.

МУРА Около огня.

ЯКУТ Огня много. Он вокруг и около… В детстве у меня было стопроцентное зрение. Окулист говорил, даже не стопроцентное, чуть лучше…

МУРА Рядом с огнем… Не вокруг, не около, рядом… Не сам огонь. Рядом с огнем. Видишь что‑нибудь?.. Что‑нибудь, чего раньше не было?.. Кого‑нибудь, кого раньше не было?

Якут всматривается. Делает вид, что крайне удивлен.

ЯКУТ Вот как?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Вот ка‑ак?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ И что же?..

МУРА Что?

Пауза.

ЯКУТ И что же?..

МУРА Что теперь делать?.. Нет, я построю вопрос несколько иначе. Что теперь будет с нами?

ЯКУТ С нами?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Что будет с нами?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ А, собственно, кто мы такие?.. Я давно хочу узнать, я не раз задавал тебе этот вопрос и никак не мог получить сколько‑нибудь внятного ответа. Кто мы такие? Кто мы такие есть, Мура? Хотелось бы, очень хотелось бы узнать, кто мы такие, Мура!.. Все вокруг, да около, вокруг, да около, вокруг, да около, а хочется получить внятный ответ, хочется получить ответ, чтобы после такого ответа желание задавать вопросы больше не возникало!.. Боюсь показаться назойливым, но, все же хотелось бы спросить тебя еще раз, кто мы, Мура, собственно говоря?..

МУРА Его родители.

Пауза.

ЯКУТ Вот как?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Выходит, он – наш сын?

МУРА Да. Наш покойный сын.

Пауза.

ЯКУТ Наверное мы его давно не видели?

МУРА Очень давно.

Пауза.

ЯКУТ Но мы почему‑то не радуемся, не обратила внимание?.. А почему, Мура, мы не радуемся?.. На этот‑то вопрос, Мура, думаю, ты можешь ответить без обиняков?.. Ответить вот так же прямо, как я, собственно, и задал этот вопрос?.. как я, собственно…

МУРА Заметил, как он сидит?

Пауза.

ЯКУТ А как он сидит?

МУРА На корточках.

ЯКУТ На корточках?

МУРА Да, на корточках.

Якут присматривается.

ЯКУТ Верно, на корточках… И что?.. Что же мы с тобой, когда греемся у огня, не присаживаемся на корточки?

МУРА Он уже давно так сидит.

ЯКУТ Давно так сидит?

МУРА Очень и очень давно. Слишком давно, чтобы не сделать определенных выводов.

ЯКУТ Вот как?

Пауза.

МУРА И я делаю их для себя.

ЯКУТ Вот как?

Пауза.

МУРА Делаю их для себя, исключительно для себя, потому что тебя ничего не интересует.

ЯКУТ И каковы твои выводы?

МУРА Тебя ничего не интересует.

ЯКУТ И каковы твои выводы?

МУРА А знаешь, Якут, почему тебя ничего не интересует?

ЯКУТ Каковы твои выводы?

МУРА Знаешь, Якут, почему?

ЯКУТ Так каковы же твои выводы, Мура?!

МУРА Потому что тебе, Якут, страшно… Тебе страшно, Якут. И не отпирайся… Да ты, собственно, и не скрываешь этого. Ты говорил об этом… Ты – честный Якут… Ох, как страшно тебе, Якут!.. Быть может, даже больше, чем мне. А мне очень страшно, Якут.

Пауза.

ЯКУТ И каковы выводы?.. И каковы же, Мура, твои выводы?.. Какие, Мура, выводы следуют, Мура, из сказанного тобой, Мура?..

МУРА Если человек так долго сидит на корточках, если человеку удобно так долго сидеть на корточках, если человек немыслимо долго сидит вот так на корточках и не стремится переменить положение, у него даже и мысли не возникает переменить положение, он даже и не представляет себе, как можно находиться в другом положении…

Пауза.

ЯКУТ Ну, что же ты замолчала?

МУРА Я замолчала?

ЯКУТ Да, ты замолчала.

МУРА Мысли обогнали меня.

ЯКУТ Конец твоей фразы звучал так – он даже и не представляет себе, как можно находиться в другом положении…

МУРА Кто‑то из нас симулирует слабую память?

ЯКУТ Не об этом сейчас. К какому выводу ты пришла?.. Что ты надумала?.. Надумала, придумала, что, что?.. Ты остановилась на следующем – если он даже и не представляет себе, как можно находиться в другом положении…

МУРА Если он даже и не представляет себе, как можно находиться в другом положение, у нас, Якут есть очевидный повод для беспокойства.

ЯКУТ Беспокойство?

МУРА Да, очевидный повод для беспокойства.

ЯКУТ Очевидный?

Пауза.

МУРА Что было с ним те годы, покуда мы его не видели?.. Где он был, с кем он был, что сталось с ним теперь?.. Как он вел себя?

ЯКУТ Спокойно… Спокойно… Только спокойно, и никак иначе. (Пауза.) А как, думаешь ты, Мура, может вести себя мертвый человек?

МУРА Не знаю. Я ничего не знаю.

ЯКУТ Все это, Мура, не есть очевидный повод для беспокойства. (Пауза.) Меня тревожит другое, а, точнее, другие.

МУРА Кто эти другие?

ЯКУТ Мы.

Пауза.

МУРА Мы?

ЯКУТ Да, дорогая моя, мы. Именно мы… В кои то веки наш покойный сын зашел к нам, а мы вовсе не рады!.. Мы не рады вовсе, Мура?.. Хотя парень, наш мальчик, судя по всему, воскрес… Воскрес и явился к нам… По крайней мере, так это выглядит со стороны… По крайней мере, если бы кто‑нибудь со стороны мог наблюдать все происходящее, в зависимости от того, насколько он, наблюдающий, содержателен он либо счел бы это полным бредом, либо с удовлетворением обнаружил, что мальчик воскрес и вернулся к своим родителям… Пусть не вернулся, пусть зашел в гости. Так или иначе, согласись, это благородно с его стороны… Содержательный наблюдатель возрадовался бы, потому что, во‑первых, тут же вспомнив поименно всех своих близких, потерянных близких, осознал бы, что еще не все так безнадежно, и не все потеряно, а, во‑вторых, после того, как сам он, раньше или позже закончит свой земной путь, он, по‑прежнему, сможет иногда, пусть и не так часто, как прежде, но все же, все же захаживать в гости… А другой, более поверхностный наблюдатель, возрадовался бы, потому что бред ближнего – ничто иное, как иллюзия собственного здоровья… Это, Мура, шутка, афоризм… шутка‑афоризм, можно немного расслабиться, Мура… Одно чувство, Мура, обрати внимание, переполняет и первого и второго наблюдателя… радость. Радость, Мура!.. Бесконечная вдохновенная и вдохновляющая радость, Мура!.. Чужие люди, обрати внимание, Мура, рады возвращению парня… сторонние, чужие люди. А как же мы, его родители?.. Как же мы?!

Пауза.

МУРА А мы не рады этому… Мы не рады этому, потому что это не должно было произойти.

ЯКУТ Разве?

МУРА Нет.

ЯКУТ А как же исполнение желаний?

МУРА Я не этого хотела.

ЯКУТ Вот как?

МУРА Да.

ЯКУТ Ты вынашивала другое желание?.. могла испытывать другое желание?

МУРА Да.

ЯКУТ А как же любовь к жизни, как же любовь к жизни, как же любовь к жизни, свойственная нам?!.. Мы много говорили о любви к жизни, я помню! Как же любовь к жизни, так свойственная нам?!

МУРА Нам?.. Нам?!.. Нам?!!

Пауза.

ЯКУТ Это риторический вопрос.

МУРА Нет, это вопрос, обращенный к тебе, к остаткам твоего сознания.

ЯКУТ Нет, это – риторический вопрос.

МУРА Нет, это вопрос, обращенный к тебе, к остаткам твоего сознания.

ЯКУТ Нет, это – риторический вопрос.

МУРА Пусть! Пусть риторический!.. И очень хорошо. Пусть так. Но он понятен, этот вопрос. Понятен и прост… В этом вопросе заключена трагедия, Якут. И трагедия эта состоит в том, что твое упрямство привело к тому, что мы видим теперь перед собой. (Пауза.) У нас была потрясающая возможность, у нас была такая возможность, но… ты все разрушил, Якут. (Пауза.) Мы больше не Адам и Ева, Якут.

Пауза.

ЯКУТ (Уже не скрывая радость.) Мура, Бибигон вернулся!

МУРА Прошлое вернулось, Якут.

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА А вот теперь я вижу, ты действительно многое забыл.

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА Якутия погибла, Якут!

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА И мы вместе с ней, Якут!

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА Опускаемся под воду, как Атлантида, Якут!

ЯКУТ Покрываемся снегом.

МУРА Это одно и то же.

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА Потоп, Якут!

ЯКУТ Бибигон вернулся!

МУРА Твой грех пришел за тобой, Якут!.. Твой грех пришел за тобой, Якут! Твой грех пришел за тобой, Якут!

ЯКУТ Мой грех?

МУРА Твой, твой грех, Якут!

Пауза.

ЯКУТ Ты уверена, что этот грех не наш, а именно мой?

МУРА Да.

Пауза.

ЯКУТ Разве Бибигон не твой сын? Разве не ты рожала его?

МУРА Я.

ЯКУТ Значит это и твой грех?

МУРА Только твой.

ЯКУТ Но ты родила его!

МУРА А ты его убил. (Долгая пауза.) Я скрывала это от тебя так долго, сколько могла. Ты бы и не узнал ничего, если бы не упрямился. Если бы ты не вызвал его сюда, в Якутию, куда мы бежали от людей и страха. Если бы ты не упрямился. Впрочем, винить тебя в том, что память твоя сохранила какие то фрагменты, наверное, связанные с детством, с той порой, когда ты читал ему на ночь стихи про Бибигона, когда ты учил его тому как называются созвездия, когда он любил землянику и ты приносил ему каждый день землянику, и весь наш дом пропах земляникой, когда Бибигон еще не был чудовищем, продуктом Ада, продуктом Ада, продуктом Ада, вечно пьяным чудовищем, ограбившим нас, избивавшим нас, тебя, меня, тебя, меня, тебя, меня, избивавшим нас до синевы, чудовищем, которое ты однажды убил, чтобы спасти мою жизнь, которое ты убил, и сам чуть не умер от кровоизлияния в мозг, чтобы спасти мою жизнь!.. С тем, чтобы спасти мою жизнь!.. Своей жизнью ты уже не дорожил. Ты уже не любил ее. (Пауза.) Вот такие дела, Якут. (Пауза.) Вот такие дела, Якут. Вот такие дела…

Долгая пауза.

ЯКУТ Ты, действительно, слышала собак?

МУРА Да, я слышала собак.

Пауза.

ЯКУТ Странно, откуда бы им взяться, по идее?

МУРА Наверное пришли за Бибигоном.

Пауза.

ЯКУТ Где люди, там и собаки.

МУРА Да, это так.

Пауза.

ЯКУТ Так ты говоришь, вечная жизнь в опасности?

МУРА У нас в Раю гость из Ада, Бибигон!

ЯКУТ Выходит, вечная жизнь в опасности?

МУРА В опасности, да. Вечная жизнь в смертельной опасности.

Пауза.

ЯКУТ Слава Богу!

Пауза.

МУРА Слишком скоро исполнено твое желание. Такая поспешность – не для вечной жизни.

ЯКУТ Слава Богу!

Пауза.

МУРА Ну, допустим, это ты говоришь только чтобы перечить мне.

ЯКУТ Да, конечно.

Пауза.

МУРА Ведь на самом деле ты так не думаешь, Якут?

ЯКУТ Да, конечно.

Пауза.

МУРА Я погибаю, Якут… Я вновь на краю пропасти, Якут. Как в ту ночь, когда он держал нож в руке, когда он занес нож надо мной, Якут, когда он хотел ударить меня ножом, Якут, как тогда, как тогда, в точности, как тогда, Якут!..

Пауза.

ЯКУТ (Спокойно) А ты уверена, что исполнено только мое желание?.. Уверена, что возвращение Бибигона не общее наше желание? твое желание и мое? желание, которое мы тщательно скрывали даже от себя самих? так называемое сокровенное желание?.. (Пауза.) Наконец, уверена ли ты, что это не сон?

МУРА Что «не сон»?

ЯКУТ Все происходящее.

Пауза.

МУРА Бибигон?

ЯКУТ И Бибигон.

Пауза.

МУРА Бибигон?

ЯКУТ И Бибигон.

МУРА Бибигон и кто еще?

ЯКУТ Не «кто», но «что».

МУРА Бибигон и что еще?

ЯКУТ И прошлое.

Пауза.

МУРА Прошлое?

ЯКУТ Прошлое.

МУРА Все‑все?

ЯКУТ Все, Мура, все… Подчистую… Все, что связано с этим диковинным именем Бибигон. Впрочем, не менее диковинным, чем наши имена… Сон, Мура. А почему бы и нет?.. Что дурного в том, что это сон?.. Сон, между прочим, в нашем возрасте чрезвычайно полезен. Лучшее лекарство от всех болезней и дурного настроения… Особенно сон полезен в нашем возрасте. Полезен он, конечно, и в детстве. В детстве, когда человек растет… Вот, главным образом, два возраста, когда сон особенно хорош. Наш возраст и детство еще. Когда человек растет… Но, главным образом, в нашем возрасте… А уж если тебе приснилось что‑нибудь этакое, что‑нибудь этакое, о чем и думать не хочется… а, также, если тебе не хочется думать об этом больше, я имею ввиду размышления над тем, что приснилось, всегда можно кому‑нибудь рассказать… Нет ничего проще. Рассказать близкому человеку… Но только это обязательно должен быть именно близкий человек. Поведай сон случайному человеку, ничего, пожалуй, и не произойдет… Определенно ничего не произойдет, если человек случайный… Со случайными людьми вообще лучше не связываться… Другое дело – свой человек. Близкий человек. Расскажешь, бывало, свой сон близкому человеку, и все проходит. Сон забывается, как будто его и не было… Это очень важно, кому доверяешь ты свой сон. Я думаю, рассказывать нужно только очень близкому человеку… В нашем случае – мне, например. (Пытается наигрывать и кривляться.) Впрочем, можешь рассказать кому‑нибудь еще. Пожалуйста… Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!.. Я не буду ревновать, сердиться, ты знаешь какой я либерал. Пожалуйста. Ступай и расскажи кому угодно, если у тебя есть кто‑нибудь ближе меня… Ну‑с? Что будем делать с этим?.. Собираешься ты избавляться от сна, посредством рассказывания его мне или нет?.. Или я слишком высокого мнения о собственной персоне?

Пауза.

МУРА (Пытаясь настроиь себя на мажорный лад.) Ну, слушай.

ЯКУТ Весь внимание.

МУРА Мне приснился дурацкий сон.

ЯКУТ Уже хорошо.

МУРА Приснился такой сон…

ЯКУТ Дурацкий.

МУРА Кошмарный.

ЯКУТ Дурацкий.

МУРА Приснился кошмарный сон, как будто я проснулась, а у нас Бибигон.

ЯКУТ Да?

МУРА Да, представляешь, проснулась, а у нас Бибигон.

ЯКУТ Интересно.

МУРА Я проснулась, а нас уже не двое… И так явственно. Сидит у огня. Греет руки.

ЯКУТ Знакомая картина.

МУРА Сидит у огня и греет руки.

ЯКУТ Да. Ты уже говорила об этом… Да. Греет руки. Я уловил. Знакомая картина.

МУРА Греет руки… Совсем как человек. Совсем как живой человек. Совсем как наш сын, Бибигон.

ЯКУТ Да‑а?

МУРА Такой странный – престранный сон.

Пауза.

ЯКУТ Не могу не согласиться, странный‑престранный сон… Ну?.. И забудем о нем?.. И забудем о нем. И тотчас забудем…

МУРА Хотя, чего же странного, если сон кошмарный? Было бы странно, если бы наш сон Бибигон не явился, раз уж сон кошмарный… И странно было бы, если бы наше прошлое не было столь кошмарным, раз уж это кошмарный сон… Кошмар, он и есть кошмар. Свои законы, свои правила… Вот если бы он пропал, если бы во сне я закрыла глаза, глаза и так закрыты, а здесь еще дополнительно, во сне, если бы я зажмурилась, дополнительно, во сне, а, открыв глаза, обнаружила, что его нет, я бы сказала, мне приснился хороший сон… Хорошие сны я люблю много больше, чем кошмарные, Якут… Даже если приходится преодолевать трудности, мучения, расстройства, разочарования, страхи и тревоги, но, в конце концов, обнаруживаешь то, что хочется обнаружить, это уже хороший сон. Даже очень хороший сон… Удивительный, полный приключений и удачный сон, то есть сон с удачным финалом. Великолепный сон!

ЯКУТ И забудем о кошмарах.

МУРА Не могу.

ЯКУТ Забудем о кошмарах.

МУРА Да как же, когда вот он – Бибигон!

ЯКУТ Вот он, Бибигон?

МУРА Да.

ЯКУТ Вот он, Бибигон?

МУРА Да.

ЯКУТ (Принимается прыгать на одной ноге и хлопать в ладоши.) Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон…

МУРА Прекрати немедленно, слышишь?! Немедленно!

ЯКУТ (Пуще прежнего.) Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон. Вот он, вот он, Бибигон…

МУРА Прекратииииииииииии!

Якут останавливается, подходит к Муре и принимается изо всей силы, наотмашь, бить Муру по щекам. Кричит. В его крике угадывается нечто звериное.

ЯКУТ Это – сон, это – сон, это – сон, это – сон!

Мура плачет.

ЯКУТ (Взяв себя в руки.) Зажмурь глаза. Зажмурь.

Мура зажмуривает глаза.

ЯКУТ Теперь открой.

Мура открывает глаза.

ЯКУТ Что ты видишь?

МУРА (Всхлипывает.) Тебя, Якут.

Пауза.

ЯКУТ Что‑нибудь еще?!

МУРА Только тебя.

Пауза.

ЯКУТ Кого‑нибудь еще?

МУРА Только тебя.

Пауза.

ЯКУТ Больше никого?

Пауза.

МУРА Но это же сон?

Пауза.

ЯКУТ А меня, меня ты отчетливо видишь?

МУРА Конечно… ты же не иголка в подушке… во сне.

ЯКУТ (Улыбается.) Ну и что же? Иголка тоже может явиться во сне. И не обязательно в подушке. Она может явиться сама по себе.

МУРА (Улыбается.) Иголка во сне явиться не может.

Последующий диалог выстраивается по нарастающей, от веселости до фейерверка радости.

ЯКУТ Иголка во сне явиться не может?

МУРА Нет. Иголка во сне… А ведь ты прав!

ЯКУТ Конечно! Почему бы, иголке не явиться во сне?

МУРА А ведь ты прав!

ЯКУТ Чем она хуже любого другого предмета?

МУРА Ты прав.

ЯКУТ Мало того, я думаю, что иголка во сне является многим…

МУРА Прав.

ЯКУТ Женщинам, например.

МУРА Мне иголка являлась.

ЯКУТ Девочкам.

МУРА Мне иголка являлась, и знаешь, когда?

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Мне иголка являлась, и знаешь когда?

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Вот, когда я вышивала эти дивные подушки.

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Я подолгу работала над ними.

ЯКУТ Невестам на выданье.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Девочкам.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Женщинам.

МУРА Ночи напролет вышивала.

ЯКУТ Старушкам разным. Старушкам всевозможным. Старушкам. Женщинам…

Бибигон закашливается. Игра обрывается. Немая сцена.

Затемнение.

Якут

ЯКУТ Слияние. Все в этом мире – слияние. Слияние, слияние, смешение, соитие, совокупление, смесь, смесь, смесь… смейся, смейся, смейся Якут!.. Что такое она говорит, эта Мура, мать сына моего, эта самая Мура, жена моя, Мура, Мура, Мура дура, любовь моя, Мура, Мура, Мура?.. Что такое говорит она, девочка, женщина, женщина, женщина, старуха, старушечка моя, женщина, девочка, девочка Мура, сладкоголосая девочка Мура, жена моя, дружочек мой, дружочек мой, друг мой, друг мой единственный, Мура?!.. Снег, снег, очень много снега очень много снега… Нынче в Якутии очень много снега… А это не снег, вовсе и не снег, совсем даже и не снег. Манна небесная. (Пауза.) В Якутии, как обычно, выпало много снега… Посмотрим на вопрос иначе. В идиллии как обычно выпало много манны небесной. (Пауза.) Кто может знать, какой он теперь, Бибигон? (Пауза.) Как же это? Как же это называется? все об этом говорят? Как же, только и слышится отовсюду?.. Воронка?.. Не воронка. А что?.. Господи, спираль же… Как я мог забыть?.. Все движется по спирали… Аксиома. Не требует доказательств… Дети, когда рождаются, уже знают о том, что все движется по спирали… Еще до рождения знают… Спираль, по спирали, спираль… Как буран… Как буран… Вот и узор мой, тот самый… Этого, Мура, я тебе не говорил. Узор‑то – спираль. Как будто спираль… Любовь, ненависть, снова любовь. Жизнь, смерть, снова жизнь. Детство, зрелость, снова детство. (Пауза.) Разве можно здесь, в Якутии, быть негодяем? Здесь, среди снега, среди манны небесной можно ли быть плохим?.. Он вспомнит запах земляники. Обязательно вспомнит… Здесь? Обязательно!.. Теперь, когда я ничего не помню, разве можно говорить мне дурное обо мне?.. обижать меня, расстраивать меня?.. Tabula rasa. Разве забыла ты?.. Что же ты делаешь, Мура, что же ты делаешь со мной?!

Затемнение.

Мура

МУРА… как иголка в подушке. Как иголка в подушке. Разве так? Разве это так?.. Сын вернулся, Господи, сын, сыночек, сыночка, Бибигон, Бибигоша, наш сын, наша кровиночка, наш единственный, Бибигон, Бибигон, Бибигон вернулся! Любимый сын, Бибигон вернулся!.. Ни покой, ни бессмертие не сравнится с этим!.. Все алмазы мира не сравнятся с этим!.. Якут, дурень, старый дурак, остолоп, дубина стоеросовая, дурак, дурачок, милый, милый, милый Якут, как ты мог сделать это? (Пауза.) Как у тебя легко получается? Жизнь, смерть, снова жизнь. Надолго?.. Навсегда?.. Ах, Якут, все, что делаешь ты, все, все, чем жил ты, все, чем живешь ты теперь так или иначе связано со смертью. Исключительно со смертью, анатом Якут. Король формалина… Анатом – это не так безобидно, как может показаться. Анатом – это не тот, что после морга возвращается домой к милой семье, греется в ванне, ест горячий борщ, слушает птиц за окном, читает газеты, целует жену, играет с детьми, спит в кресле, спит на диване, спит в кровати, ест, целует жену, слушает птиц за окном, читает газеты, нет… Увы, увы!.. Смерть всегда где‑то рядом с тобой, Якут… Вы с ней старинные друзья, Якут. Говорите на одном языке. Вы оба, как раз, Tabula rasa. Навсегда… Одна каста, семья… Уж лучше бы ты был поваром… или мясником, раз уж жаждешь крови… Дети мои, Якут и Бибигон… Страшные мои дети, чудовища мои…

Затемнение.

Анатомия

Бибигон на подушках, укрыт шкурами, возлежит на столе. Спит.

Якут и Мура подле него. Разговаривают шепотом.

МУРА Как сладко он спит.

ЯКУТ Устал. Очень устал.

Пауза.

МУРА Но он спит?

ЯКУТ Конечно.

Пауза.

МУРА Знаешь, Якут, если он спит, то он очень долго спит.

ЯКУТ Набирается сил… Набирается сил. Ему теперь понадобятся силы.

МУРА (Встревожено.) Понадобятся силы?

ЯКУТ Да, ему теперь понадобятся силы.

Пауза.

МУРА А для чего, Якут, ему понадобятся силы?

ЯКУТ Что бы жить.

Пауза.

МУРА Он будет жить здесь?

ЯКУТ Конечно.

Пауза.

МУРА Он собирается жить здесь с нами?!

ЯКУТ Конечно. А где же, по‑твоему, ему следует жить?

Пауза.

МУРА Да, да, безусловно, здесь. Безусловно, с нами… Я только подумала, быть может… быть может, он заглянул к нам в гости? Просто зашел в гости?.. Дети часто заходят в гости к своим родителям, а потом уходят. Зайдут, побудут какое‑то время, и уйдут… Побудут и уйдут… Совсем не обязательно, чтобы дети оставались навсегда, если они зашли к своим родителям в гости… Взрослые дети должны жить отдельно от своих родителей. Мне так думается…

ЯКУТ (Смеется.) Заглянул в гости, говоришь?.. Заглянул в гости?.. что называется «на огонек»? Ты это имела в виду, Мура?

МУРА Да, на огонек, именно, на огонек, вот какое удачное слово ты подобрал, «на огонек», знаешь, это не менее удачно, чем «Лизия», ай, да умница, Якут, на огонек, да, да, на огонек, как хорошо, на огонек…

Пауза.

ЯКУТ А помнишь ты Мура, где мы находимся?.. Помнишь ли ты, где мы находимся, Мура?

МУРА Конечно.

ЯКУТ И ты думаешь, что отсюда возможно вернуться?.. Ты всерьез думаешь, что существует дорога назад?

Пауза.

МУРА В каком смысле?

ЯКУТ В самом, что ни на есть, прямом.

Пауза.

МУРА Что ты подразумеваешь под этим?

ЯКУТ Ничего, кроме того, что сказал.

Пауза.

МУРА Что ты имеешь в виду?

Пауза.

ЯКУТ Ничего такого, особенного. Просто он увидит, как здесь замечательно, увидит, как красиво здесь… Прочувствует идиллию каждой своей клеточкой… осознает, насколько покойно здесь. Ну, и, разумеется, ему совсем не захочется уходить отсюда.

Пауза.

МУРА Да?

ЯКУТ Да.

Пауза.

МУРА Да, но…

ЯКУТ Я слушаю тебя, Мура.

Пауза.

МУРА Да, но…

ЯКУТ Я весь внимание, Мура.

Пауза.

МУРА Да, но он еще так молод.

ЯКУТ Он молод?

МУРА Да, он еще так молод.

ЯКУТ Молод, говоришь?

МУРА Конечно… А разве ты думаешь иначе?.. Конечно, молод. Никаких сомнений нет в том, что он молод… Я даже думаю, что он моложе нас. Не может же он быть одного с нами возраста, если он наш сын?.. Наверняка моложе нас… И он совсем один… Мы‑то с тобой – парочка…

ЯКУТ Кто мы с тобой?

МУРА Мура и Якут. Якут и Мура. Парочка. Пара. Семейная пара… Как Адам и Ева… Как Самсон и Далила… Как Лейли и Меджнун… С нами ему будет вдвойне одиноко… Ему нужна своя Далила… понадобится своя Далила…

ЯКУТ Кто?

МУРА Своя Далила.

Пауза.

ЯКУТ По‑моему ее иначе звали.

МУРА Кого?

ЯКУТ Ту девочку.

МУРА Какую девочку?

ЯКУТ Ту, что иногда жила у нас. Альбиноску. С красными, как лизии глазами. Девочку, белую как снег, похожую на кролика, кролика альбиноса.

Пауза.

МУРА У нас жила девочка?

ЯКУТ Да, у нас жила девочка. Но не Далила. Кажется, ее звали иначе.

Пауза.

МУРА Что‑то такое припоминаю… но она не была белой как снег. Она была… уже не помню, какой она была, но, уж, во всяком случае, не как снег.

ЯКУТ Белая, как снег в Якутии. Как белый кролик на снегу… в Якутии. И от нее пахло потом… Какие‑то проблемы с секрецией, по видимому.

МУРА Французскими духами пахло от нее. Отлично помню запах французских духов.

ЯКУТ Формалин напоминает?

Пауза.

МУРА Не знаю, не знаю… Если отдаленно… На ежика она походила, вот что.

ЯКУТ Она не могла походить на ежика хотя бы потому, что стриглась наголо.

МУРА Она стриглась наголо?

ЯКУТ Она стриглась наголо.

Пауза.

МУРА Девочка стриглась наголо?

ЯКУТ Да.

МУРА Какой ужас!

ЯКУТ Ничего особенного. Она страдала лишаями.

МУРА Девочка страдала лишаями?!

ЯКУТ Да, это была несчастная девочка, страдающая лишаями. Вероятно Бибигон за это и бил ее смертным боем.

МУРА Бил девочку?!

ЯКУТ Выглядело так. Выглядело, как будто, бил девочку.

МУРА Что это значит?

ЯКУТ Это значит, что на самом деле он бил не девочку.

МУРА А кого он бил на самом деле?

ЯКУТ Кролика. Точнее, крольчиху. Он понимал, что перед ним не девочка, а крольчиха.

МУРА Так это на самом деле была крольчиха?

ЯКУТ Да, но выглядела как девочка. Белая как снег, бритая наголо девочка.

Пауза.

МУРА Разве можно бить крольчиху, если даже у нее лишаи?

ЯКУТ Это только выглядело так, как будто он бьет ее за лишаи.

МУРА А на самом деле?

ЯКУТ На самом деле он бил ее за то, что она крольчиха, а притворяется девочкой.

МУРА Выходит он был прав?

ЯКУТ А разве правота или неправота объективно существует?.. Подумай‑ка…

Пауза.

МУРА Не знаю… Вот, говорят – этот прав, а тот, напротив, не прав, говорят…

ЯКУТ Кто?

МУРА Что?

ЯКУТ Кто говорит?

МУРА Люди.

ЯКУТ Зачем?.. Не думала, зачем? Нет?.. С единственной целью – наказать. Понимаешь?.. Наказание, Мура – это первейшая страсть человеческая, первая и самая сильная любовь… Прав, не прав – это игра такая. Ну, как карты или домино… Передышка перед главным, а главное – наказание… А высшая страсть – казнь!.. Вот и все право, вот и вся правота… А ты говоришь, крольчиха.

Пауза.

МУРА Вот, потому мы и ушли от людей…

ЯКУТ Так что, в людском понимании и по законам более‑менее благополучно миновавшей нас жизни, наш мальчик Бибигон был прав несомненно.

МУРА Наш мальчик был прав?

ЯКУТ По законам миновавшей жизни? Безусловно.

Пауза.

МУРА А мы?

ЯКУТ И мы, Мура, и мы, безусловно, Мура, и мы, Мура, вне всякого сомнения, и мы, разумеется, Мура, и мы были правы… Всегда и во всем… Мы? Да, конечно!.. Но и наш мальчик. И наш мальчик тоже, Мура. Неоспоримый факт.. А как же? А как же иначе, Мура? Ведь мы вместе?.. Ведь мы теперь все вместе в Якутии, и мы и он… Наш мальчик в Якутии, Мура!.. Где наш мальчик? А он в Якутии, Мура. Наш справедливый мальчик в Якутии, Мура… Там же, где и мы… У нас очень справедливый мальчик, Мура, очень справедливый мальчик, очень справедливый мальчик, очень справедливый мальчик, Мура!

Пауза.

МУРА Да, у нас хороший мальчик.

ЯКУТ Не просто хороший мальчик. У нас очень хороший мальчик.

МУРА Да, у нас очень хороший мальчик…

ЯКУТ Разве?!

Пауза.

МУРА Что?

ЯКУТ Разве, Мура?!

Пауза.

МУРА Что?

ЯКУТ Разве наш мальчик так уж хорош?

Пауза.

МУРА Что‑нибудь случилось?

Похожие темы:
После инсульта течет слюна что делать
Геморрагический инсульт головного мозга прогноз у молодых
Что людям которые после инсульта нужно

Использованные источники: http://gprussian.ru/plays/якутия/

3
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
hoz-kniga.ru

Комментарии закрыты.