Перейти к контенту
hoz-kniga.ru

hoz-kniga.ru

Медицинский портал

Лежачий больной после инсульта какая группа

Рубрика: ИнсультаАвтор:

Жернова немилосердия

То капля надежды блеснет, то взбушуется море отчаяния,

и все боль, все боль, все тоска и все одно и то же.

Одному ужасно тоскливо, хочется позвать кого-нибудь...


Лечение инсульта / Что я знаю

Лев Толстой. «Смерть Ивана Ильича»

Патриотизм формируется не телевизором – жизнью. Особенно тем, как относится к тебе государство в минуты жизни роковые. И даже не к тебе – к твоим родным и близким, за которых куда больнее, чем за самого себя. Но волей-неволей поселяется в сердце твоем – еще молодом и здоровом – сомнение: если со мной будет так же, стоит ли верой и правдой служить такому государству?

Тягомотина

Галина Михайловна, моя теща, умерла полтора года назад, два с лишним года провалявшись в койке с переломом шейки бедра. Операцию ей делал один из лучших хирургов в обычной городской больнице. Бесплатно. На этом идиллия закончилась. Дальше началась суровая действительность.

Протез-имплант для операции пришлось купить самим. Хотите бесплатный? Ждите очереди. Сколько? А бог его знает.

Похожие темы:
Восстановление речи после инсульта по времени
Из за чего бывает ишемический инсульт
Лечение при инсульте ствола головного мозга

После больницы мы привезли ее домой. Оказалось, что оформление инвалидности человеку, который сам не может ходить, – это маленький ад. Если вы думаете, что 84-летним старушкам с переломом шейки бедра и вживленным протезом сразу дают группу инвалидности, то вы такой же идеалист, как и я. Только через полгода. Таков закон. А вдруг там все заживет и бабушка начнет скакать кузнечиком?

Через полгода пришло время собирать документы и проходить кучу врачей – невропатолог, хирург, психиатр, окулист, еще кто-то... Разумеется, путешествий в поликлинику старушка бы не осилила. Надо звать специалистов домой. Чего это стоит и как их заманить к лежачему больному, знает каждый, кто с этим сталкивался. Унижения, заискивания, уговоры, ругань, ожидания под дверью кабинета заведующего поликлиникой. Выяснилось, что невролог за месяц может посетить только 5–6 лежачих больных на дому, у него и так огромная нагрузка, запись на месяц вперед. Примерно то же и с другими врачами. Собрать всех сразу – из области фантастики.

Но наконец где уговорами, где через знакомства к бабушке удалось доставить всех по очереди. Потом повезли документы в медико-социальную экспертизу (МСЭ) – организацию, которая решает, давать инвалидность или нет… А там – у вас не хватает этого. Привезли – еще этого…


Как оформить инвалидность после инсульта?

В общем, через год с лишним после операции бабушке дали вторую группу. Эстонская улитка за такой срок, наверное, уже доползла бы от Красноярска до Кызыла.

Кресла-каталки больной не полагалось. Дали ходунки и стульчак с горшком. Через четыре месяца после комиссии. Через год инвалидность сняли. Сказали, что старушка у вас уже должна ходить. Не ходит? Ну, видимо, плохо занимаетесь с ней. Или она ленивая. Хотите – проходите комиссию заново. Мы не захотели больше унижаться. Решили справляться сами. Стыдно стало напрягать заботливое государство. А бабушка – «не инвалид» – с кровати так и не встала…

Нестыковочки

Но нам еще повезло. Случай не самый тяжелый, описываю его лишь потому, что столкнулся лично. Средства реабилитации наша мама получила все-таки при жизни. Многим везет меньше.

Так случилось, что за последние пару лет сразу к нескольким моим коллегам в дом пришла беда. У Ольги долго и тяжело умирал муж от рака головного мозга. У Татьяны в августе ушла мама после инсульта, проведя полгода прикованной к постели. Еще одна коллега, Наталья, известная журналистка, долго и мужественно боролась с раком. В октябре – похоронили.

Каждая из этих историй – история боли и отчаяния, бессилия и недоумения. Даже не по поводу пришедшего в дом горя. А по поводу того, насколько медлительна, безжалостна и слепа бюрократическая машина. Со скрипом проворачивая свои ржавые шестеренки, она в пыль перемалывает веру в то, что каждый человек в нашей стране, его жизнь, здоровье и судьба – высшая ценность для государства.


Лежачий больной. Чем помочь? Совет №2 (18+)

Мы разговаривали с Татьяной в середине ноября.

- После инсульта она пролежала в больнице полтора месяца. Врачи сделали все, что могли. Однако инсульт был тяжелый, и выдали маму нам в совершенно недееспособном состоянии, с зондом, через который ее нужно было кормить. Как кормить через этот зонд? Чем, какими дозами, сколько раз? Обратилась к участковому врачу за консультацией. Та развела руками. Думаете, люди из соцзащиты научили, как этим зондом пользоваться? Ага…

Я, человек без медицинского образования, оказалась с больной матерью один на один. Предстояло овладеть процедурой, которую должна делать медсестра. Помощи не дозваться – не докричаться. Если бы я не надавила на заведующую поликлиникой, то даже врача-невролога мы бы не дождались.

Похожие темы:
Как вы учились ходить после инсульта
Изменения в головном мозге после инсульта
Нет приходит в сознание при инсульте

Бегая по кабинетам, выбивая положенное по закону, я почувствовала, что формально опека государства над умирающими, лежачими больными вроде есть. И деньги из бюджета отпущены, и законы хорошие имеются, и специальные службы. В инструкциях все расписано – кто должен помогать и чем. Но службы эти никак не могут состыковаться друг с другом, их все время приходится подпинывать, напоминать, требовать. Машина страшно неповоротлива, инертна. Ей не хватает гибкости, человечности, индивидуального подхода к каждому больному. Постоянно в этой длинной цепочке происходят какие-то сбои: тот не пришел, те не знали, этого не было на месте, для того не ту справку выдали...

Почему в этой сфере нет «одного окна», такого единого центра, куда родственники лежачего больного могли бы обратиться с любыми своими вопросами? Такие функции почему-то взвалили на поликлиники и участковых терапевтов. Вечно издерганных, с кучей вызовов, массой больных, которых они принимают в течение дня... А поликлиника не смогла нам даже выделить медсестру, которая должна ставить капельницы. Сразу сказали: у нас медсестры этого не делают. Только уколы. Пришлось выкручиваться…

Дьявол

У нашей коллеги Натальи, далеко не преклонного возраста, уже была первая группа инвалидности. И четвертая, самая тяжелая, стадия онкозаболевания. Но никто не подсказал, что ей положена помощь социального работника, который должен помочь оформить документы на получение бесплатных лекарств, какие-то средства реабилитации. Она случайно сама об этом узнала. Друзья побежали по кабинетам «выбивать». Коляску так и не дождались – сами где-то достали. А соцработник неправильно оформил документы для МСЭ. И больная только перед смертью стала получать пособие. Уже после того, как подруга, ткнувшись в одну дверь, другую, третью, обратилась к депутату Заксобрания. Он нажал на кого-то своим авторитетом.


Здоровье. Жизнь после инсульта. Уход за больными. 20.01.2019

Семья, в которой онкобольной на последней стадии, несет огромные расходы. Сиделку даже нанять не на что. Деньги собирали всем миром. Насчет подгузников и пеленок родным Натальи позвонили в день похорон: когда привезти?

Спасибо, уже не надо.

Так должно быть? Или это узаконенное издевательство?

А как назвать то, когда безнадежного онкобольного у нас отправляют «умирать домой» и от него отворачивается вся государственная машина послебольничной помощи? От него отмахиваются, как от назойливой мухи. Мол, что вы тут ходите, ноете, все равно ведь помрете...

Такой больной и его родные остаются один на один с бедой. Руку помощи искать надо самому и цепляться за нее мертвой хваткой, а то могут выдернуть. Бегают по кабинетам, чтобы поставить штамп на рецепт для получения бесплатных обезболивающих лекарств. Рассказывает Ольга, похоронившая мужа:


"Стиль жизни": Реабилитация после инсульта

- Врачи, которые оперировали, лечили мужа, – замечательные. Вопреки приговору «вам остался месяц» они продлили его жизнь на два года. Из них полтора года – достаточно качественно. Тяжелыми были последние месяцы. До сих пор не могу забыть хамства скорой. У человека появились признаки инсульта. Приехала бригада и... отчитала меня прямо в присутствии мужа: «Зачем вызвали скорую? Почему не сказали, что у вас онкобольной, мы бы и время не тратили! Мы к ТАКИМ не ездим».

Нормально, да? Хамство высшей пробы. А что, онкобольной – уже не человек? Его близкие – не люди?

Ольга рассказывает, что у мужа надо было часто, через день, брать анализ крови. От него зависела дозировка «гремучего» лекарства: меньше – толку нет, больше – риск кровотечений. В поликлинике сказали – некого отправить. После угрозы пожаловаться в министерство медсестра стала приходить. Но то не могла попасть в вену, то пробирку с анализом разбила, то анализ почему-то не получился…

Похожие темы:
Инсульт головного мозга симптомы лечение и последствия
Инсульт сосудов головного мозга народные средства
Из за чего бывает ишемический инсульт

И это не мелочи. Дьявол, как известно, таится в деталях. Из таких вот деталей складывается отношение к человеку. А оно часто бывает... как к отработанному материалу, да простят мне это грубое, но точное выражение родственники тех, кто умер, не дождавшись от бездушной системы помощи и сочувствия.

Достоинство

При этом все, с кем я разговаривал, не высказывали претензий к лечащим врачам. К тем, кто стоит у хирургического стола, работает в больницах, пытаясь сделать все возможное, чтобы продлить жизнь вроде бы безнадежному онкобольному. Или инсультнику. Или переломанному в аварии. В больницах стали и лечить, и относиться к пациентам значительно лучше. Здесь есть подвижки, сам год назад лежал в нейрохирургии БСМП. Помогли. Вежливо, внимательно, все нужные лекарства были в наличии. Ни копейки не платил.

У нас есть прекрасные врачи, профессионалы высочайшего класса. С большой теплотой родственники тяжелых пациентов говорят, например, о нейрохирурге Андрее Аркадьевиче Народове, о докторах онкологического центра... Онкология, кстати, у нас почти на мировом уровне – сложнейшие операции делают. В БСМП работает хирург-травматолог от бога Владимир Иннокентьевич Брюханов. И таких немало…


Реабилитация после инсульта: даже лежачие больные будут ходить!

Но система выхаживания тяжелых, лежачих больных, адаптации их к новым трудным условиям никуда не годится. Она устроена так, чтобы не замечать человека. Пока он в больнице, за ним ухаживают. Как только выписался домой, слег, попал в сети соцслужб, поликлиник «по месту жительства», всех этих комиссий, участковых врачей, хамоватого среднего медперсонала... Считай, попал в западню.

Справедливости ради надо сказать, что чиновникам, начальникам, бизнесменам, да и нам, журналистам, чьи родственники оказались в подобных ситуациях, все же полегче. Мы знаем законы, есть какие-никакие связи. Если надо, за словом в карман не полезем. Выбьем, добьемся, пожалуемся.

Но если человек отпахал всю жизнь работягой на заводе или живет в глухой деревне и попал в смертельный переплет... Если у него нет связей, денег, влиятельных родственников и знакомых... А не дай бог, это одинокий парализованный старик или старуха... Такой человек полностью сдается на милость государства и сам борется с системой, принимая все удары судьбы.

У всех этих служб, заведующих поликлиниками есть часы приема, очереди, инструкции, законы. Рамки которых узки, как коридоры в поликлинике на Урванцева. А у одинокого старика, лежащего в своей ободранной, провонявшей мочой хрущобе, есть только койка, утка да жалкая пенсия. И похлопотать за него некому. Ему тяжелей, чем толстовскому Ивану Ильичу, которому бог послал сердечного человека Герасима.

Что? Хоспис? Красивое слово. Есть у нас в миллионном городе один. На 30 человек. Попробуйте туда попасть. А попадете – не жалуйтесь.


Какие выплаты положены в 2019 году человеку после инсульта

Неудивительно, что состоятельные родственники тяжелых онкологических больных стараются всеми правдами и неправдами увезти их из страны. Желательно куда-нибудь в бездуховный мир наживы и чистогана – в Израиль, Германию, США. И не только потому, что там лечат лучше. Не так уж и лучше. А потому, что отношение там к умирающему человеку... человеческое.

Эта статья – не журналистское расследование, у меня нет цели кого-то обвинить и вывести на чистую воду, потому я умышленно не привожу фамилий самых «чутких». (Если кому понадобится – вспомним всех поименно.) Просто пытаюсь понять: как так получилось, что в России тяжелобольной гражданин, обреченный на смерть, не имеет возможности даже умереть достойно? Без унижений, бюрократии, хамства, пофигизма, с которым сталкиваются его близкие и он сам в последние годы или месяцы жизни. Не заслужил, что ли? А что заслужил? Забвение, гроб и крест за казенный счет?

Сострадание

А ведь если разобраться, что фантастического в том, чтобы не человек вертелся вокруг системы, а она – вокруг него? В наш-то электронный век?

Казалось бы, все очевидно. Получил ты штампик, что инвалид первой группы, – государственные механизмы тут же и заработали. Автоматически. Не надо собирать справки, таскать их из одной конторы в другую. Есть же компьютеры, Интернет, базы данных. Это очень трудно – сделать так, чтобы все выписки, анализы, акты, заключения были доступны любой службе, с которой сталкивается лежачий больной? Работы на неделю бригаде хороших айтишников. Было бы желание – закрутить весь этот механизм в обратную сторону, сменить вектор. Ведь человек тяжело заболел, часто он понимает, что приговорен. Ему страшно, он в отчаянии. И тут не до справок. Родственникам тоже надо на работу ходить, деньги на лечение зарабатывать, а не по собесам бегать, выпрашивая подгузники.

Однако такие базы данных очень хорошо работают, когда государству от нас что-то надо. Попробуй задолжай банку или штраф вовремя не оплати. К тебе тут же явится и налоговая, и судебные приставы. Враз пробьют тебя по базам, найдут, друг с другом состыкуются. Но когда тебе немедленно нужна инвалидная коляска – система уходит в подполье. Перемещается куда-то в дремучий каменный век, где человек человеку зверь. В эру немилосердия.


Реабилитация после инсульта - Средства для ухода за лежачим больным

Ругать отечественное здравоохранение стало уже общим местом. И государство заодно. Мол, вечно ни на что им не хватает денег, плохие законы. Оказывается, и деньги выделяются, и законов о защите инвалидов и немощных приняты целые тома, и стандарты ухода за ними существуют. Не хватает самой малости: сострадания и милосердия. Тем, кто призван законы исполнять, стандарты – соблюдать. А эти качества ни за какие деньги не купишь.

Похожие темы:
Из за чего бывает ишемический инсульт
Обширный ишемический инсульт правого полушария головного мозга
Препараты для профилактики инсульта головного мозга у женщин
Некоторые имена изменены по этическим соображениям

Дышло закона

Пресс-службу Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования (ФСС) я попросил ответить всего на два вопроса:

– что мешает выдать больному необходимые средства реабилитации сразу, в течение двух-трех дней после обращения?


КОРМЛЕНИЕ ЛЕЖАЧЕГО БОЛЬНОГО С НАРУШЕНИЕМ ГЛОТАНИЯ, ПИТАНИЕ ПРИ АНЕМИИ, ПРИ ЗАПОРАХ ЧАСТЬ 2

– почему сотрудники ФСС звонят родственникам больного после его смерти? Они не знают, что человек уже умер?

Похожие темы:
Из за чего бывает ишемический инсульт
Кт исследование головного мозга на инсульт
Из за чего бывает ишемический инсульт

Вскоре получил официальный ответ на трех страницах. Газетная площадь не позволяет привести его целиком, поэтому перескажу суть ответов своими словами, переведя их с канцелярского языка на русский.

А суть такова: государство не закупает коляски, памперсы, ходунки и прочие технические средства реабилитации (ТСР) заранее. В примерных объемах. Что было бы логично: знаем, сколько всего этого нам нужно было в прошлом году. Значит, на следующий год закажем столько же. Лишнее – не пропадет. Это в идеале, если руководствоваться здравым смыслом.


ИНСУЛЬТ. Уход за Лежачим Больным После Инсульта (важные советы врача).

Но в многоуровневой бюрократической системе эти простые человеческие категории не работают. Здесь во главе угла стоят такие понятия, как «госзакупки», «финансирование» и «сроки». То есть сначала должен появиться инвалид, написать заявление, а потом система заскрипит потихоньку: постановка на учет, поступление денег на счета, заказ необходимых ТСР, конкурсные процедуры... На каждый пункт может уйти 5, 10, 60 дней... И все по закону, не подкопаешься. А человек ждет. И пока это ржавое бюрократическое колесо до него доедет, он может и помереть.

Похожие темы:
Лечение инсульта в раннем восстановительном периоде
Инсульт у мужчин после 80 лет
Сильная молитва об исцелении от инсульта

Впрочем, родственники больного, если у них есть деньги, могут купить необходимые ТСР сами. Но и это – большая проблема. В свободной продаже нет необходимых лекарств, оборудования… Правда, в ФСС люди, как правило, потому и обращаются, что денег у них нет. Все израсходовано на лечение.

Что касается звонков родственникам уже похороненных инвалидов, то «списки умерших граждан поступают в филиалы отделения фонда из ЗАГСов один раз в месяц (не ежедневно). При этом родственники не сообщают в филиал ФСС по месту жительства незамедлительно о факте смерти инвалида, а в некоторых случаях умышленно скрывают это, чтобы получить средства реабилитации», сообщили в ФСС.

И, видимо, умыли руки. Все по закону, все в рамках инструкций и постановлений. Можно и дальше работать по-прежнему. Формально чиновники ничего не нарушают. А инициатива, протест против существующего положения вещей, нестандартное мышление, поиск возможностей... эти категории в инструкциях не прописаны. А следовательно, и спроса нет.

№ 2 / 690


Использованные источники: https://gnkk.ru/articles/zhernova-nemiloserdiya/

Группы устанавливаются в соответствии с состоянием пациента от самого «легкого» (III группа) — до самого тяжелого (I).

III группа

Третью группу инвалидности после инсульта дают лицам со стойкими — наблюдающимися на протяжении 3–4 и более месяцев — функциональными нарушениями средней тяжести. Пациент при этом может самостоятельно передвигаться. Присутствуют незначительные нарушения речи, ориентации в пространстве, психических реакций, но окончательно эти функции не утрачены.
Имеющиеся проблемы со здоровьем не мешают больному выполнять несложную работу. При этом есть ограничения по определенным видам деятельности: нельзя водить машину, работать с техникой, требующей высокой концентрации внимания, и т. п.

II группа

Вторая группа инвалидности после геморрагического, ишемического и других видов инсульта присваивается лицам, которые имеют серьезные нарушения функций организма на протяжении долгого времени.

Это может быть выраженный парез, отсутствие контроля мочевого пузыря или кишечника, определенные проблемы с самостоятельным передвижением, речевые дисфункции и пр.

I группа

Первую присваивают лицам с наиболее тяжелыми функциональными нарушениями. Обычно это пациенты, которые не могут самостоятельно передвигаться и обслуживать себя в быту, имеют серьезные психические, речевые и другие отклонения. Они требуют круглосуточного присмотра, помощи во всем. В эту же группу попадают лежачие больные и пациенты в вегетативном состоянии.

Ваша заявка успешно отправлена.

В ближайшее время с вами свяжутся наши специалисты.

*Имеются противопоказания необходимо проконсультироваться с врачом. Медицинская лицензия: № ЛО-50-01-011920


Использованные источники: https://dom-prestarelyh.net/invalidnost-posle-insulta/

Государственное автономное учреждение здравоохранения Кемеровской области "Областная клиническая больница скорой медицинской помощи им. М.А.Подгорбунского"

Инсульт — это трагическое событие, которое резко меняет к худшему жизнь самого больного и его семьи. Поэтому депрессия — это, к сожалению, обычный спутник больных, перенесших инсульт.

 Некоторые изменения в поведении больного обусловлены самими поражениями мозга — это синдромы эмоциональной лабильности и снижения психической активности.

 Эмоциональное состояние пациента в первые недели или даже месяцы после перенесенного удара крайне неустойчиво: он может быть капризным, плаксивым, вспыльчивым. Не обижайтесь на него — этот синдром эмоциональной лабильности типичен для большинства больных.

Некоторым перенесшим инсульт свойственно безразличное отношение к своему состоянию. Лечебной гимнастикой они занимаются только по принуждению, могут часами лежать в постели или бездумно смотреть одну телепередачу за другой. У таких больных плохо восстанавливаются даже легкие нарушения двигательных функций. Они зачастую беспомощны во всем. И это объясняется не ленью, как иногда считают их близкие, а поражением определенных областей мозга. При обширных поражениях правого полушария наряду с нарушением движений в левой руке и ноге возникает снижение психической активности. Подобного больного следует терпеливо побуждать к действию, всеми силами стараться выработать потребность движения, ходьбы, самообслуживания. Ему надо уделять как можно больше внимания, но если больной плохо себя чувствует, не в настроении, не заставляйте его заниматься во что бы то ни стало. Наберитесь терпения, будьте к нему добры и ласковы.

Помимо физических недомоганий и других непосредственных проявлений инсульта, больной испытывает и нравственные страдания: тяжело переживает разрыв с привычным образом жизни; ощущает стыд за свое беспомощное состояние; страх оказаться обузой для родных; тревогу, что останется инвалидом навсегда; тоску от неподвижности и изоляции…

Многие больные болезненно переживают свою зависимость от окружающих. Особенно это относится к людям, которые до удара отличались самостоятельностью и свободолюбием, твердым характером, обостренным чувством собственного достоинства. Человек, привыкший всегда сам принимать решения и отвечать за свою жизнь, крайне тяжело приспосабливается к тому, что теперь он находится на попечении родных.  Все перечисленные причины могут привести к возникновению депрессии у больного. Это может выражаться в том, что человек не верит в свое выздоровление, теряет интерес к жизни, и, в частности, к восстановительным упражнениям, огорчает своих близких раздражительностью и подчас грубым, сварливым поведением. Теперь уже депрессия, вызванная болезнью, сама является препятствием для выздоровления — ведь больной не предпринимает усилий к восстановлению нарушенных функций, отталкивает помощь врачей и родственников. Получается замкнутый круг, из которого необходимо вырваться. Каким образом?

С больным надо обязательно общаться. Обездвиженному человеку требуется моральная поддержка, контакт с внешним миром. Даже если больной не разговаривает и у него поражен центр моторной речи, он обычно по-прежнему способен воспринимать устную речь — ведь центр восприятия устной речи лежит в другой зоне головного мозга.

Поверьте, общение и разговор с больным не менее важны, чем лекарства. Рассказывайте ему о своей работе и о друзьях, обсуждайте детей, погоду и политику. Не забывайте говорить с больным о его состоянии, отмечать малейшие успехи. Выражайте свою любовь, свою уверенность в том, что ситуация изменится и он обязательно вернется к активной жизни.

Академик А.И. Берг писал: “Человек может нормально мыслить длительное время только при условии непрекращающегося информационного общения с внешним миром. Полная информационная изоляция от внешнего мира — начало безумия. Информационная, стимулирующая мышление связь с внешним миром так же необходима, как пища и тепло”.  Как общаться с больным, который не может ответить? В известном романе А.Дюма “Граф Монте-Кристо” паралитик Нуартье выражал свое согласие — закрывая глаза, отказ — миганием, а когда ему нужно было выразить какое-либо желание, он поднимал глаза к небу. Приложите усилия к тому, чтобы больной регулярно испытывал положительные эмоции: от вкусной еды, цветка на тумбочке у кровати, приятной музыки. При этом не забывайте, что разные люди по-разному реагируют на одни и те же события. Для кого-то, например, будет радостью визит внуков, встреча со старыми друзьями. А возможно, это только зря потревожит или смутит больного.

Если больной почти постоянно угрюм и раздражен, особенно важно постараться угадать и исполнить его маленькие желания.  Если ваши усилия остаются напрасными в течение длительного времени, то стоит обратиться к психологу или психотерапевту, который, возможно, сочтет нужным применить для коррекции настроения пациента антидепрессанты.

Родственникам больного тоже нужна психологическая помощь.

 Мы уже упоминали о том, что инсульт резко меняет жизнь не только больного, но и его домочадцев. Они переживают случившееся не меньше, а часто и больше самого пациента. На плечи родственников внезапно обрушивается огромная дополнительная нагрузка: в первый месяц они разрываются между домом, службой и посещениями больницы, затем, после выписки, начинается освоение нелегкой работы ухода за лежачим больным.

 Если восстановление нарушенных функций у пациента затягивается, долго не возвращаются свобода движений, память, речь, навыки самообслуживания, то у родственников больного накапливается хроническая усталость и эмоциональная, и физическая, и так называемая «усталость от ответственности». Как и сам пациент, ухаживающий за ним член семьи переживает гнетущее чувство тревоги, а порой его тоже покидает надежда на возвращение к прежней жизни, которая теперь, издалека, кажется благополучной и беззаботной…

Существует множество правил и приемов, которые помогут вам бороться со стрессом и усталостью. Вот некоторые из них:  “Загнанных лошадей пристреливают”. Если вы почти на пределе, остановитесь и отдохните. Этим простым правилом многие, как ни странно, пренебрегают, не давая себе передышки до тех пор, пока усталость буквально не сваливает с ног. Между тем перерывы, перекуры, переменки и выходные значительно повышают эффективность любой деятельности.

Обращайтесь за помощью к другим людям  

В том, чтобы попросить помощи в тяжелой ситуации, нет ничего позорного. Помощь бывает самой разной — соседка или подруга может посидеть с больным, пока вы отдыхаете, сходить в магазин или аптеку. Кто-то из знакомых или благотворительная организация, возможно, поможет с медикаментами или средствами по уходу за больным. Наконец, вам тоже может быть нужна помощь. Причем, сейчас ее можно получить даже виртуально, например, на сайте psychology.ru. Попытайтесь найти или организовать «группу поддержки» для людей с похожими проблемами. Иногда бывает очень хорошо просто выговориться. Однако, в этом нужно знать меру и не привыкать беспрестанно жаловаться на жизнь всем вокруг.

Находите способы отвлечься от тягостных мыслей и повысить себе настроение  

Когда травмирующая ситуация продолжается месяцами, особенно важно умение радоваться мелочам жизни. Учитесь “выключать” поток негативных размышлений. Осознавайте то хорошее, что всегда есть вокруг вас — вкус пищи, вид из окна, звуки любимой музыки и радость оттого, что очередной трудный день, наконец, завершен… Дарите себе маленькие подарки, выбирайтесь в гости — это поможет вам продержаться.

Используйте традиционные способы снятия напряжения

Среди них — пешие прогулки, разнообразные водные процедуры, занятия спортом, йогой и медитацией, точечный массаж, ароматерапия, прием успокаивающих травяных сборов и прослушивание кассет с записями для релаксации. Многих успокаивает вязание или перебирание четок. А еще полезно бывает описать на бумаге или нарисовать свой страх, обиду или усталость, при этом не важно, профессионально вы это делаете или нет. Применяйте методики самовнушения и аутотренинга. Сейчас выходит в свет множество изданий, посвященных таким методикам. Например, уже много лет пользуется неизменной популярностью книга известного психолога Владимира Леви, посвященная аутотренингу: “Искусство быть собой”. Занятия могут отнимать всего несколько минут в день (перед сном и сразу после пробуждения), но эффект вы почувствуете обязательно.

Подберите для себя комплекс витаминов, адаптогенов, общеукрепляющих и иммуностимулирующих препаратов

 К вашему организму и, в частности, к нервной системе жизнь сейчас предъявляет повышенные требования. Поэтому, вам необходима дополнительная поддержка. В любой аптеке вы найдете достаточный ассортимент витаминных и общеукрепляющих средств. Выберите из них наиболее подходящие для себя.

Не теряйте оптимизма  

Все методы, перечисленные выше, помогут вам только в том случае, если вы сознательно будете настраивать себя на победу. Конечно, периодически чувства безнадежности, раздражения и даже неприязни к больному могут охватывать и самого терпеливого человека, и не стоит осуждать себя за них. Важно только не оставаться в этих состояниях надолго, а упрямо возвращать себя к доброжелательности, терпению, выдержке и оптимизму.


Использованные источники: http://gkb3.ru/newsite/?page_id=6486

2
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
hoz-kniga.ru

Комментарии закрыты.