Перейти к контенту
hoz-kniga.ru

hoz-kniga.ru

Медицинский портал

Как долго принимать цераксон при инсульте

Рубрика: ИнсультаАвтор:

Отличие Цераксона от Актовегина

Нарушение кровотока в тканях головного мозга, возникающее при инсульте, ведет к поражению нейронов и возникновению когнитивных нарушений. Развитие патологического состояния неблагоприятно сказывается на работе всей нервной системы организма.

Для восстановления нормального процесса кровоснабжения тканей мозга после перенесенного инсульта или после травмы нужно на протяжении длительного времени принимать лекарственные препараты.

В неврологии эффективными в данной ситуации считаются такие лекарственные препараты, как Цераксон и Актовегин. Выбор оптимального средства для проведения медикаментозной терапии нарушений мозгового кровообращения после перенесенных ишемического и геморрагического инсультов осуществляет лечащий врач с учетом физиологических особенностей организма больного и в соответствии с результатами обследования пациента.

Сходства составов Цераксона и Актовегина

Оба лекарственных средства производятся в виде инъекционного раствора для вливаний и в форме таблеток для перорального приема. Действующие компоненты препаратов обеспечивают улучшение функционирования ионообменных насосов клеточных мембран, способствуют синтезу новых фосфолипидов и предупреждают повторное поражение нейронов мозга.


Цитиколин после инсульта и черепно-мозговой травмы. Энцетрон. Ампула нового поколения ПолиТвист.

Препараты этой группы назначаются:

  • во время развития ишемического инсульта;
  • в период восстановления после ишемического и геморрагического инсультов;
  • во время острого или восстановительного периода после травмы головы;
  • при сосудистых болезнях мозга с расстройством поведения и возникновением когнитивных нарушений;
  • при развитии нарушений мозгового кровообращения;
  • при варикозе и трофических язвах.

Цераксон и Актовегин используется для восстановления процесса кровоснабжения тканей мозга после инсульта или травмы.

Применяемые средства способны оказывать на организм больного следующий терапевтический эффект:

Похожие темы:
Из за чего бывает ишемический инсульт
Можно ли выздороветь после инсульта головного мозга
Из за чего бывает ишемический инсульт
  • нейротрофический;
  • антиоксидантный;
  • нейрометаболический;
  • нейропротекторный.

Использование Актовегина и Цераксона позволяет быстро восстановить кровообращение в тканях головного мозга, нарушенное при развитии инсульта, и устранить такие симптомы патологического состояния, как: нарушение зрения, чувство головокружения и головная боль.

В чем разница между Цераксоном и Актовегином?

Актовегин и Цераксон являются разными препаратами как по составу, так и по механизму действия.

Применение Актовегина обеспечивает увеличение объема поступающих в головной мозг питательных веществ и кислорода. В некоторых случаях он может способствовать восстановлению цепочек ДНК.


Инсульт. Как лечить? Какие лекарства использовать?

Цераксон обеспечивает укрепление клеточных мембран и предупреждает разрыв клеток, делая их более эластичными. Такое воздействие препаратов приводит к улучшению кровообращения. Действие препарата предотвращает гибель нервных клеток, а Актовегин способствует процессу восстановления тканей головного мозга.

Лекарственные средства отличаются формами выпуска. Цераксон производится в виде раствора для инъекций и в таблетированной форме, а Актовегин выпускается в виде:

  • раствора для инъекций;
  • раствора для инфузий;
  • таблеток;
  • крема;
  • геля;
  • мази.

Актовегин представляет собой медикамент, активным компонентом которого является депротеинизированный гемодериват, получаемый из крови молочных телят.

Актовегин способствует процессу восстановления тканей головного мозга.

Препарат для инъекций в своем составе в качестве дополнительных компонентов содержит хлорид натрия и очищенную воду.


Категорические запреты при восстановлении после инсульта.

В составе таблеток дополнительными компонентами являются:

  • целлюлоза;
  • магния стеарат;
  • тальк;
  • повидон К90.

Каждая таблетка препарата покрыта оболочкой состоящей из:

  • макрогола 6000;
  • горного гликолевого воска;
  • камеди акации;
  • диоксида титана;
  • повидона К30;
  • диэтилфталата;
  • сахарозы;
  • гипромеллозы фталата;
  • талька;
  • хинолинового красителя желтого алюминиевого лака.

Показаниями к применению Актовегина являются следующие патологические состояния:

Похожие темы:
Упражнения для плеча после инсульта видео
Инсульт с кровоизлиянием в спинной мозг
После инсульта все время хочет есть
  • сосудистые и метаболические нарушения в функционировании головного мозга (ишемический инсульт, деменция, недостаточность кровотока в мозге, ЧМТ);
  • диабетическая полиневропатия;
  • артериальные и венозные сосудистые нарушения и их последствия – трофические язвы и ангиопатия.

Противопоказаниями к использованию средства являются:

  • олигурия;
  • отек легких;
  • задержка в тканях организма жидкости;
  • анурия;
  • сердечная недостаточность в декомпенсированной форме;
  • наличие гиперчувствительности.

Развитие побочных эффектов при использовании препарата наблюдается редко.

Нежелательными реакциями могут являться:


Российские ученые создали препарат, исцеляющий от инсульта
  • со стороны кожных покровов – аллергические проявления (крапивница, отеки, сильное потоотделение, повышение температуры тела, жар);
  • со стороны ЖКТ – позывы к рвоте, чувство тошноты, диспептические явления, болевые ощущения в эпигастрии, диарея;
  • со стороны сердечно-сосудистой системы – тахикардия, боль в области сердца, бледность кожи, одышка, гипертензия или гипотензия;
  • со стороны нервной системы – слабость, головные боли, чувство головокружения, возбуждение, потеря сознания, тремор, парестезии;
  • со стороны дыхательной системы – чувство сжатия грудной клетки, частое дыхание, утрудненное глотание, болевые ощущения в горле, ощущение удушья;
  • со стороны костно-мышечной системы – боль в пояснице, ощущение боли в суставах и костях.

При появлении указанных симптомов прием препарата требуется прекратить и провести симптоматическое лечение.

Цераксон в своем составе содержит активный компонент цитиколин. Дополнительными соединениями в составе раствора для инъекций являются:

  • сорбитол;
  • глицерин;
  • глицеринформаль;
  • нипагин;
  • цитрат Na;
  • нипазол;
  • сахаринат Na;
  • эссенция клубничная;
  • краситель 4Р пунцовый;
  • сорбат K;
  • кислота лимонная.

Цераксон применяется применяется для восстановления после геморрагического и ишемического инсультов.

Таблетки содержат цитколин в форме соединения с натрием. Вспомогательными веществами в таблетированной форме лекарственного средства являются:

  • магния стеарат;
  • тальк;
  • кремния диоксид коллоидный безводный;
  • масло касторовое гидрогенизированное;
  • натрия кроскармелоза.

В соответствии с инструкцией по применению медикамента, он применяется в следующих случаях:


Препарат Пирацетам для лечения инсультов и гипертонической болезни
  • острый период ишемического инсульта;
  • восстановление после геморрагического и ишемического инсультов;
  • острый и восстановительный период после черепно-мозговой травмы;
  • сосудистые болезни головного мозга, сопровождающиеся нарушениями поведения и когнитивных способностей.

В качестве противопоказаний к назначению лекарства производитель указывает следующие состояния организма:

  • наличие гиперчувствительности к компонентам лекарственного средства;
  • наличие выраженной ваготонии;
  • наследственные патологии, связанные с непереносимостью фруктозы.

При проведении медикаментозного лечения возможно появление у больного следующих побочных эффектов:

  • аллергических реакций в виде кожного зуда, сыпи и анафилактического шока;
  • чувства головокружения и головной боли;
  • тошнота, рвота, изменение аппетита, жар, диарея;
  • галлюцинации, нарушение сна.

Возможно появление чувства онемения в парализованных конечностях.

Похожие темы:
Ишемический инсульт в правом полушарии головного мозга
Сколько лет живут после стволового инсульта
Из за чего бывает ишемический инсульт

При возникновении указанных нежелательных реакций врачом рассматривается вопрос об изменении схемы проведения терапевтических мероприятий.

Что лучше?

Препараты оказывают на организм больного разное действие, поэтому подбор лекарства осуществляется врачом, исходя из показаний и состояния здоровья пациента.

При развитии инсульта лучше выбирать Цераксон. Это связано с низкой эффективностью Актовегина при данной патологии, а при некачественной обработке сырья при изготовлении Актовегина он способен привести к неблагоприятным последствиям.


Цитиколин для улучшения памяти и внимания, для восстановления после инсульта,

Цена

Цераксон в таблетках имеет стоимость 1500 руб. за упаковку, раствор для уколов стоит 1156 руб., капли для внутреннего применения – 730 руб.

Стоимость таблеток Актовегина составляет 530-1400 руб. в зависимости от упаковки, ампула – 563 руб., а препарат в виде раствора – 582 руб.

Отзывы врачей о Цераксоне и Актовегине

Школьников И. А., невропатолог, Смоленск

Цераксон – нейропротектор с высоким уровнем эффективности для лечения ишемических и травматических нарушений головного мозга. Дорого стоит. Применяется для терапии когнитивных, сенситивных, двигательных расстройств, спровоцированных церебральной патологией дегенеративного и сосудистого генеза.

Безродный И. В., терапевт, Курск


Лекарства для восстановления после инсульта.

Цераксон эффективен при черепно-мозговых травмах, остром и восстановительном периодах ОНМК, когнитивных нарушениях. При внутривенном введении требует контроля частоты сердечных сокращений. Эффективность средства зависит от способа введения, на практике внутримышечное введение уступает пероральному.

Лоцманова О. О., невролог, Мурманск

Цераксон – дорогой препарат линейки ноотропов. Имеет удобную форма раствора, что позволяет использовать препарат в детской практике, хорошо зарекомендовал себя при перинатальной ишемическо-геморрагической энцефалопатии, задержке речи, транзиторных нарушениях кровотока и вегето-сосудистой дисфункции.

Искоростинская О. А., невролог Астрахань

Препарат с недоказанной клинической эффективностью, несмотря на широкую известность и широкое применение. Не входит ни в один стандарт лечения за рубежом, отсутствуют хорошо спланированные клинические исследования, подтверждающие его эффективность.


Волшебные таблетки от инсульта.

Отзывы пациентов

Ангелина, 35 лет, Владимир

Похожие темы:
Может ли мозг восстановить свою функцию после инсульта
Лечении инсульта и кровообращения в мозгу
Может ли при сахарном диабете инсульт

После инсульта маме в стационаре назначили Цераксон внутривенно. Была слабость правой руки и ноги. После курса лечения увеличилась сила в руке и ноге. Эффект был налицо. Но были и нежелательные эффекты, начиная с третьего дня применения, началась диарея и тошнота. Пришлось пить дополнительные препараты, а в дальнейшем препарат заменили на Ноотропил в таблетках.

Евгения, 35 лет, Тула


От сужения Сосудов Головного Мозга! 25 капель и головная боль может исчезнуть

Цераксон назначили моей маме, и через неделю приема у нее начались страшные галлюцинации. Препарат немедленно отменили. После этого, спустя неделю, мама пришла в норму.

Похожие темы:
Как самим делать массаж при инсульте
При геморрагическом инсульте необходимо придать больному
Массаж для кистей рук при инсульте

Татьяна 41 год, Псков

Невропатолог назначил Цераксон отцу после инсульта. Время приема – 2 недели, перорально. Затем назначали курсами несколько раз в год. Под влиянием лекарства улучшилась память, речь и полностью восстановилась чувствительность руки. На МРТ положительная динамика подтвердилась. Хороший препарат, но имеет один большой недостаток – высокую цену.


Цераксон ампулы - показания (видео инструкция) описание, отзывы - Цитиколин

Елена, 46 лет, Самара

Похожие темы:
Кисты на головном мозг после инсульта
Как правильно сделать массаж при инсульте
Что такое лакунарный ишемический инсульт головного мозга

Дисциркуляторная энцефалопатия второй степени. Прокапали Актовегин в комплексе с другими препаратами. Эффект наступил где-то через 3 недели.


Использованные источники: https://hi-blog.ru/veny/tserakson-i-aktovegin

Новые возможности патогенетической коррекции ишемических повреждений ткани головного мозга: взгляд на проблему

Актуальность проблемы

Проблема мозгового инсульта была и продолжает оставаться одной из наиболее актуальных в клинической неврологии. Это определяется большой распространенностью заболевания, высокими показателями первичной инвалидности и смертности. Ежегодно в мире около 15 млн, в США — >750 тыс., России — 450 тыс., в Украине — 105–110 тыс. человек переносят первичный или повторный инсульт. Среди заболевших увеличивается число лиц в возрасте >55 лет. В нашей стране, согласно последним данным центра медицинской статистики МЗ Украины, около 35,5% всех мозговых инсультов возникает у лиц трудоспособного возраста. Инсульт является второй по частоте причиной смерти в мире. В 2005 г. он был причиной 5,7 млн фатальных исходов, прогнозируется рост смертности от инсульта до 6,7 млн в 2015 г. и до 7,7 млн в 2030 г., если не будут предприняты активные глобальные меры по борьбе с этой эпидемией (Culebras F., 2007). Смертность от цереброваскулярных заболеваний в Украине в 2007 г. достигла 220,6 случая на 100 тыс. населения (Міщенко Т.С., 2008).

Среди всех сосудистых заболеваний головного мозга наиболее распространенные острые ишемические нарушения мозгового кровообращения. Согласно данным международных мультицентровых исследований, соотношение ишемических и геморрагических инсультов составляет соответственно 85 и 15% и остается относительно на стабильном уровне. Поэтому среди выживших после инсульта пациентов с последствиями заболевания и выраженной степенью инвалидности преобладают лица, которые перенесли его ишемический вариант. Большинство из них не возвращаются к нормальной жизни, а 1/3 — нуждаются в посторонней помощи для самообслуживания. К трудовой деятельности к концу 1-го года после инсульта возвращаются примерно 20% всех работавших до заболевания. Таким образом, мозговой инсульт — это сложная медицинская проблема, которая вышла за рамки медицинской науки и практики, приобрела важное социально- экономическое значение.

Современные терапевтические подходы

В патофизиологическом процессе постишемических нарушений в период от окклюзии церебральной артерии до необратимого поражения нейронов существует несколько звеньев для эффективного терапевтического воздействия. Среди них выделяют два важнейших процесса, которые разворачиваются последовательно:

а) дефицит локального мозгового кровотока, энергии и формирование фокальной церебральной ишемии;

б) патобиохимические и молекулярные реакции, обусловленные ишемическим и воспалительным каскадом.

Дефицит энергии и активация фосфолипаз при ишемии приводят к разрушению мембран нейронов и, в конечном счете, к их гибели. Именно поэтому учет динамических ранних клеточных реакций, являющихся следствием ишемии (снижение рО2, уровня глюкозы, АТФ, нарастание содержания ионов кальция в цитоплазме нейронов), и отдаленных патобиохимических, воспалительно-метаболических нарушений, характеризующихся активацией катаболических ферментов (фосфолипаз, липоксигеназ, циклооксигеназ и др.), происходящих в ишемизированной ткани мозга (пенумбре), и на этой основе разработка методов эффективного терапевтического воздействия на различные взаимосвязанные звенья так называемого ишемического каскада привлекают все большее внимание неврологов и представителей других медицинских специальностей.

Тромболитическая терапия

Для восстановления функционирования нейронов в зоне ишемической полутени, в которой критически снижен уровень кровотока, но отсутствуют структурные изменения нейронов, наиболее эффективным методом в ранний период после развития инсульта является реканализация инфарктзависимой церебральной артерии (ИЗЦА), то есть тромболитическая терапия (ТРТ) с использованием рекомбинантного тканевого активатора плазминогена (recombinant tissue plasminogen activator — rt-PA). Несомненно, это расширило возможности медикаментозной терапии острого ишемического инсульта, однако не решило проблем эффективного лечения завершенного территориального инсульта. Проведение тромболизиса ограничено рамками 3-часового «терапевтического окна». И хотя данные испытания европейского объединенного исследования инсульта III фазы (ECASS III — European Cooperative Acute Stroke Study III) свидетельствуют о том, что «терапевтическое окно» может быть расширено до 4,5 ч, однако 3-часовой период остается предпочтительным (Hacke W. et al., 2008). Последнее определяется функциональным состоянием нейронов ишемической пенумбры, которое в каждом конкретном случае является сугубо индивидуальным процессом, имеющим временные отличия в зависимости от уровня мозговой перфузии.

С другой стороны, даже при ранней реканализации ИЗЦА отдаленные результаты лечения при ишемическом инсульте не всегда оправдывают ожидания, поскольку после восстановления проходимости окклюзированной артерии часто развивается реперфузионное повреждение ткани мозга. Иногда реперфузия приводит к еще большему тканевому повреждению, углублению неврологического дефицита, чем ее отсутствие (Kent T.A. et al., 2001). Риск реперфузионного повреждения повышается, если тромболизис проводится вне пределов 3-часового «терапевтического окна».

Для предупреждения риска реперфузионного повреждения на этапе временных рамок «терапевтического окна» важно как можно более точно и в ранние сроки выявить потенциально жизнеспособную и необратимо поврежденную ткань головного мозга. С этой целью используют высокоинформативные новые методы нейровизуализации — диффузионно- и перфузионно-взвешенную магнитно-резонансную томографию (ДВ-МРТ и ПВ-МРТ). ДВ-режим выявляет зону, где не происходит диффузия воды, что свидетельствует о необратимом повреждении мембран и гибели клеток; ПВ-режим позволяет визуализировать и количественно оценить регионарную перфузию, тем самым установить размеры ишемической пенумбры в первые 1–6 ч (Griffiths P.D. et al., 2001).

По МРТ-изображениям, полученным в ДВ- и ПВ-режимах, можно получить информацию о диффузионно-перфузионном несоответствии, которое отражает разницу между бóльшими по объему изменениями ткани мозга по данным ПВ-МРТ и меньшими изменениями на ДВ-МРТ. С учетом объема диффузионно-перфузионного несоответствия устанавливают размеры потенциально жизнеспособной ткани ишемической полутени и определяют направление специфической терапии. На основании данных параметров предложены возможные варианты терапии острого ишемического инсульта (Barber P.A. et al., 1998):

● ПВ-повреждение > ДВ-повреждения => реперфузия;

● ПВ-повреждение = ДВ-повреждения => нейропротекция;

● ПВ-повреждение < ДВ-повреждения => нейропротекция;

● повреждение только по данным ДВ-МРТ => нейропротекция;

● повреждение только по данным ПВ-МРТ (риск развития инсульта) => реперфузия;

● повреждения по данным ДВ- и ПВ-МРТ отсутствуют при наличии неврологического дефицита => вмешательства не проводятся.

Таким образом, оценка соотношения объемов очагов при МРТ-исследовании в ДВ- и ПВ- режимах служат основанием для принятия решения о целесообразности проведения тромболизиса, достижения реперфузии и/или нейропротекции.

Однако восстановление мозговой перфузии с помощью тромболизиса ограничивается наличием значительных противопоказаний, высоким риском геморрагических осложнений, необходимостью надежной верификации вида инсульта и проведения не только компьютерной томографии или МРТ- исследования, но и МРТ-визуализации в ДВ- и ПВ- режимах, которые имеют большое значение. Анализ данных литературы показывает, что на сегодня чаще всего в клинической практике используют только МРТ в ДВ- изображениях, значительно реже — комбинацию ДВ- и ПВ- изображений, еще реже — только МРТ в ПВ-режимах (Keir S.L., Wardlaw J.M., 2000). Это свидетельствует о том, что не всегда терапия острого ишемического инсульта проводится с учетом визуализации области диффузии и перфузии. Вместе с тем выявляемая существенная взаимосвязь между клиническим улучшением по шкале NIHSS (National Institutes of Health Stroke Scale, США) и объемом повреждения ткани мозга диктует необходимость использования ДВ-МРТ как маркера эффективности реперфузии и/или нейропротекции.

Следует также подчеркнуть, что при проведении тромболитической терапии важно достижение полного «открытия» ИЗЦА. Остаточный стеноз артерии разрушенной бляшкой не устраняет истинных причин закупорки сосуда. При такой клинической ситуации сохраняется риск повторного внутрисосудистого тромбообразования и реокклюзии ИЗЦА, частота которых после проведенного тромболизиса достаточно высокая и составляет 34%. Кроме того, многие из тромбов и эмболов из-за различия их структуры вообще не растворяются современными тромболитиками, что является одной из причин недостаточной эффективности тромболитической терапии (Пирадов М.А., 2007).

Как бы то ни было, на сегодня в Украине проведение тромболитической терапии имеет значительные ограничения, связанные с узкими рамками «терапевтического окна», финансовыми, организационными и техническими проблемами. Именно поэтому rt-PA-терапия не стала стандартом лечения ишемического инсульта в нашей стране. Следует отметить, что и в общественных больницах за рубежом также лишь небольшая (2–3%) часть пациентов с ишемическим инсультом получают тромболитическую терапию (Muir K.W., Grosset D.G., 1999; Szoeke C.E. et al., 2003).

Концепция фармакологической нейропротекции

Наряду с совершенствованием организационных мероприятий, внедрением тромболитической терапии в рутинную клиническую практику лечения острого ишемического инсульта, в последние десятилетия интенсивно разрабатываются методы метаболической коррекции патобиохимических нарушений, обусловленных ишемией и реперфузией, медикаментозной защиты нейронов и восстановления функции пораженной ткани мозга, то есть методы, направленные на предупреждение распространения деструктивных процессов вследствие активации ишемического каскада и провоспалительных реакций. Эффективная и своевременно начатая нейропротекторная терапия до, во время и после внутривенного введения rt-PA позволяет ослабить или затормозить механизмы необратимого повреждения нейронов ишемической полутени, улучшить их трофику и энергообеспечение, тем самым потенциально может способствовать расширению рамок «терапевтического окна» (Фишер М., Шебитц В., 2001). Такие исследования проводятся на стадии экспериментальной апробации (Andersen M. et al., 1999; Alonso de Leciñana M. et al., 2006).

Медикаментозная нейропротекция или защита нейронов от повреждающего действия ишемического каскада, нейрональной «смерти» на клеточном и молекулярном уровнях или коррекция его последствий имеет также важное самостоятельное значение как одно из направлений интенсивной терапии острой цереброваскулярной патологии. Она основана на различных эффектах: стабилизации функции клеточных мембран, массивная деполяризация которых считается основным критерием необратимого поражения клеток; угнетении глутаматно-кальциевой экзайтотоксичности и других клеточных реакций; воздействии на оксидативный стресс нейронов — один из универсальных механизмов поражения ишемизированной ткани мозга — и на другие компоненты ишемического и воспалительного каскада. Главной мишенью атаки терапевтического воздействия с помощью тромболизиса и/или нейропротекции является ишемическая полутень.

На сегодня именно это и определило смещение акцентов исследования патофизиологии ишемического инсульта от изучения гемодинамических нарушений и метаболических эффектов на углубленное исследование роли патобиохимических процессов, клеточных реакций, молекулярных механизмов в повреждающем действии ишемизированной ткани мозга.

Однако концепция фармакологической нейропротекции на практике оказалась трудно осуществимой медицинской проблемой. Длительный поиск эффективных нейропротекторов не обеспечил однозначных позитивных результатов. Несмотря на многочисленные экспериментальные исследования, в которых установлены положительные свойства заявленных нейропротекторных препаратов, в клинических испытаниях фазы II и III их применение сопровождалось выраженными побочными действиями или было неэффективным (Arakawa S. et al., 2005; Muir K.W., Teal P.A., 2005). По- видимому, этим можно объяснить тот факт, что на сегодня не существует клинически приемлемой нейропротекторной программы терапии острого ишемического инсульта, которая достоверно подтверждала улучшение исхода заболевания на фоне применения нейропротекторных препаратов (European Stroke Organisation (ESO) Executive Committee; ESO Writing Committee, 2008).

Вместе с тем было бы ошибкой ставить под сомнение значение и полезность нейропротекции для терапии инсульта у людей. Проведенный нами анализ данных литературы показал, что медикаментозная нейропротекция для неврологов сохраняет свою привлекательность как важная составляющая терапии острого мозгового инсульта. Поэтому более 30 международных центров разных стран на сегодня проводят экспериментальные и клинические исследования относительно эффективности разных лекарственных средств с потенциальными нейропротекторными свойствами.

Одним из признанных универсальных механизмов повреждения ткани головного мозга при ишемии/реперфузии (реоксигенации) является активация перекисного окисления липидов (ПОЛ), гиперпродукция агрессивных свободных радикалов (гидроксил- радикал, супероксидный анион- радикал, монооксид азота и продукт их взаимодействия — пероксинитрит) и вызванное этим окисление биологических молекул. Последнее в свою очередь приводит к деградации фосфолипидных мембран, активации локального воспаления, повреждению нейронов, ослаблению трофической и регенеративной функции нервной ткани, системы эндогенной антиоксидантной защиты. Поэтому интенсификация утилизации глюкозы, ослабление интенсивности свободнорадикального окисления и ПОЛ, других проявлений ишемически-реперфузионного повреждения ткани головного мозга также является целями нейропротекции.

Таким образом, острый ишемический инсульт — это серьезная энергетическая и метаболическая катастрофа, обусловленная нарушением мозгового кровообращения, проявляющаяся сочетанием различных повреждений ткани головного мозга, опосредованная разными патогенетическими механизмами гибели нейронов. Поэтому в реальной клинической практике внимание неврологов должно быть направлено на сочетанное применение нейропротекторных и антиоксидантных препаратов, оказывающих ингибирующее воздействие на экспрессию и активность катаболических ферментов (фосфолипаз, липоксигеназ, циклооксигеназ и др.), уменьшающих прооксидантный потенциал протекающих процессов, инактивирующих липидные перекиси в структурах биомембран нейронов. Комплексная фармакологическая нейропротекция путем воздействия на взаимосвязанные патобиохимические и молекулярные механизмы, за счет процессов компенсации, нейрональной пластичности, формирования новых проводников, установления новых синаптических связей, несомненно, должна способствовать более значительному восстановлению структуры и функции поврежденной нервной системы.

Цераксон (цитиколин)

В настоящее время появились новые фармакологические препараты, эффекты которых связаны с комплексным нейропротекторным действием на нейроны ишемизированной ткани головного мозга, обладающие свойствами мембранопротекторов и антиоксидантов. К таким средствам относится цитиколин (цитидин-5′-дифосфохолин; ЦДФ-холин) производства компании «Ferrer Internacional» (Испания), зарегистрированный в Украине в 2006 г. компанией «Nycomed» (Австрия) под названием Цераксон. Результаты метаанализа крупных рандомизированных плацебо-контролируемых клинических исследований III фазы свидетельствуют, что, в отличие от других нейропротекторов, цитиколин — единственный препарат, имеющий высокий уровень доказательной базы, достоверно влияющий на исходы острого ишемического инсульта при применении в первые 24 ч после его развития (Clark W.M. et al., 2001; Dávalos A. et al., 2002; Conant R., Schauss A.G., 2004; Adibhatla R.M., Hatcher J.F., 2005).

Результаты проведенных рандомизированных клинических исследований показали, что цитиколин имеет широкий спектр нейропротекторного действия:

● уменьшает выброс с аксональных терминалей глутамата, стимулирует обратный внутриклеточный захват нейромедиаторных аминокислот и, соответственно, способствует снижению активности постсинаптических комплексов NMDA-, AMPA-рецептор- канал, подавлению трансмембранного транспорта ионов кальция в клетку (Hurtado O. et al., 2005);

● тормозит процесс разрушения мембран ишемизированных нейронов путем ингибирования активности фосфолипазы А2, восстанавливает их структуру и функцию за счет стимуляции биосинтеза фосфатидилхолина — одного из структурных элементов клеточных мембран (Adibhatla R.M. et al., 2002);

● нормализует энергетику митохондрий, восстанавливает функционирование Na+/K+-АТФазы, сниженный уровень АТФ в ткани головного мозга, энергетические процессы в нейронах (Farooqui A.A. et al., 2000; Secades J.J., 2002);

● ослабляет свободнорадикальное окисление и ПОЛ, снижает окислительный стресс после ишемии/реперфузии, повышает активность эндогенной антиоксидантной системы защиты клеток за счет стимуляции синтеза глутатиона — неферментного фактора внутриклеточной антиоксидантной защиты — и повышения активности фермента глутатионредуктазы (Adibhatla R.M. et al., 2002);

● предотвращает гибель нейронов путем торможения выброса глутамата и подавления экспрессии белков, участвующих в развитии апоптоза после ишемии (Krupinski J. et al., 2002; Mir C. et al., 2003).

Таким образом, нейропротекторные свойства Цераксона определяются разными фармакодинамическими механизмами. Именно плейотропные эффекты препарата побудили большой интерес исследователей к изучению его роли в нейропротекции острого ишемического инсульта. Плейотропия (греч. pleion — многочисленный и tropos — поворот, направление) — понятие ранее преимущественно применяемое в генетике. Здесь это понятие используется в более широком смысле — множественность эффектов, действий одного и того же препарата не только на причины повреждения ишемизированной ткани мозга, но и на процессы восстановления структуры и функций нервной ткани за счет нейропротекторных и нейрорепаративных эффектов, увеличения пластичности нейронов. Полагают, что действие Цераксона более многогранное, чем просто влияние на различные этапы ишемического каскада. Поэтому даже монотерапия с использованием данного препарата, обладающего плейотропными по отношению к поврежденной ткани мозга эффектами, несомненно, имеет важное значение в обеспечении комбинированной нейропротекции, повышении результативности лечения при остром ишемическом инсульте.

Эффективность применения цитиколина в лечении пациентов с острым ишемическим инсультом подтверждена многочисленными клиническими испытаниями, проведенными в США, Европе и Японии. Первичной конечной точкой оценки эффективности служила общепринятая оценка восстановления функций, выраженная комбинацией показателей по шкалам: NIHSS ≤1 балла, модифицированной шкале Рэнкина (МШР) ≤1 балла, индексу Бартел (ИБ) ≥95 баллов. Оценивалась также эффективность препарата по отдельным шкалам (NIHSS, ИБ и МШР) и показателю смертности в сравнении с плацебо. В исследованиях, проведенных в Европе и Японии, использовали внутривенный путь введения цитиколина, а в США — пероральный.

Проведенный метаанализ 7 больших американских клинических испытаний, которые базируются на оценке 1652 пациентов с острым ишемическим инсультом и фоновым неврологическим дефицитом по шкале NIHSS ≥8 баллов, подтвердил эффективность перорального приема цитиколина в дозах 500; 1000; 2000 мг/сут в течение 6 нед. Общее восстановление функций достигнуто у 25,2% пациентов, принимающих цитиколин, по сравнению с 20,2% больных, получавших плацебо. Самый выраженный терапевтический эффект отмечали при приеме препарата в дозе 2000 мг/сут: общее восстановление функций определялось у 31,6% пациентов на фоне применения цитиколина и у 27,7% — плацебо (р=0,0045). Терапия цитиколином не оказывала какого-либо влияния на смертность в течение 3 мес наблюдения (18,8% в группе больных, получавших цитиколин и 17,8% — плацебо) (Dávalos A. et al., 2002). Авторы делают вывод, что терапия цитиколином для перорального применения в течение первых 24 ч после развития инсульта у пациентов со среднетяжелой и тяжелой формами инсульта повышает вероятность полного восстановления неврологических функций через 3 мес. Препарат не оказывал побочных эффектов.

Однако пероральный путь оказался не самым подходящим для введения цитиколина. Он не обеспечивал достаточного накопления содержания ЦДФ-холина в головном мозге, повышения его клинической эффективности (Adibhatla R.M. et al., 2002).

В европейских клинических исследованиях установлено, что внутривенное введение цитиколина в разных дозах при разной продолжительности лечения более существенно улучшало неврологические функции, способствовало раннему восстановлению двигательной и когнитивных функций (Adibhatla R.M. et al., 2002; Secades J.J., 2002; Rogalewski A. et al., 2006). В исследовании, проведенном E.A. Corso и соавторами (1982), оценивалась эффективность внутривенных инфузий цитиколина в дозе 1000 мг/ сут. в течение 30 дней лечения: у 71% пациентов, принимавших цитиколин, отмечали существенное улучшение неврологических функций, в группе плацебо — у 31%.

Во многоцентровом двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, проведенном в Японии, включавшем 272 пациента с острым среднетяжелым и тяжелым церебральным инфарктом и нарушением сознания разной степени выраженности, установлено, что внутривенное капельное введение цитиколина в дозе 1000 мг/ сут улучшало показатели по общей рейтинговой шкале исходов: восстановление сознания отмечали у 51% пациентов (в группе плацебо — у 39%); улучшение неврологических функций — у 56% больных (в группе плацебо — у 26%) (Tazaki Y. et al., 1988).

Нейропротекторный эффект цитиколина подтверждается также изменением объема необратимого поражения ткани мозга по данным МРТ и ДВ-МРТ, которое носило явно дозозависимый характер: если в группе плацебо размер очага увеличивался в среднем на 84,7%, то у пациентов, получавших цитоколин в дозе 0,5 г/сут — на 34%, в дозе 2,0 г/сут — всего на 1,8% (Warach S. et al., 2000).

В нашем клиническом исследовании, включавшем 70 пациентов с острым среднетяжелым и тяжелым ишемическим инсультом, рандомизированных в группу Цераксона (27 пациентов) и традиционной терапии (43), оценивалась эффективность внутривенных инфузий Цераксона в дозе 2000 мг/ сут в течение 10 дней с последующим внутримышечным введением в дозе 1000 мг/ сут — 5 дней и пероральным применением препарата по 200 мг 3 раза в сутки в течение 30 дней. Применение Цераксона на 21-е сутки лечения по объему восстановления неврологических функций в баллах по шкалам NIHSS и МШР было высокоэффективным у 70,4% пациентов по сравнению с 34,9% у лиц, получавших традиционную терапию. Полное восстановление неврологических функций, выраженное комбинацией показателей NIHSS ≤1, МШР ≤1 и ИБ ≥95 баллов, через 3 мес терапии достигнуто у 29,6% пациентов, лечившихся Цераксоном, в сравнении с 23,3% — в контрольной группе (р<0,05). Ранняя смертность (в первые 2 нед) существенно не отличалась (в группе Цераксона — 7,4%, традиционная терапия — 9,3%; р>0,1). Безопасность применения Цераксона была подобной безопасности традиционной терапии (Віничук С.М. та співавт., 2008).

Таким образом, терапия с использованием Цераксона при внутривенном капельном применении в течение первых 24 ч после развития симптомов у пациентов со среднетяжелым и тяжелым ишемическим инсультом значительно повышает вероятность полного восстановления неврологических функций через 3 мес.

В недавно опубликованной работе J.J. Secades и соавторов (2006) сообщается об эффективности и безопасности цитиколина в лечении больных с интрацеребральной геморрагией.

Кокрановская группа провела обзор и перекрестный анализ 7 клинических исследований для оценки риска и пользы применения цитиколина не позднее 14 дней после развития ишемического или геморрагического инсульта (всего 1963 пациента). Во всех исследованиях препарат назначали внутрь или внутривенно в дозах от 0,5 до 2,0 г/ сут. Установлено значительное снижение суммарного показателя смертности и частоты инвалидности при длительном наблюдении: 54,6% против 66,4% в группе плацебо, то есть снижение показателей смертности и частоты инвалидности на 10–12% (Saver J.L., Wilterdink J., 2002).

Выводы

Результаты проведенных в разных странах мира больших рандомизированных слепых исследований продемонстрировали эффективность и безопасность применения цитиколина при лечении острого мозгового инсульта, что обусловлено широким спектром нейропротекторного действия препарата.

Отмечено повышение эффективности лечения ишемического инсульта при внутривенном применении Цераксона (цитиколина) в первые 24 ч после развития заболевания; максимальный терапевтический эффект достигается при внутривенном капельном введении в дозе 2000 мг/сут.

Нейропротекторный, мембраностабилизирующий, антиоксидантный, антиапоптотический эффекты Цераксона (цитиколина) подтверждаются клинически и данными ДВ-МРТ, отражающими уменьшение объема необратимого поражения ткани головного мозга при ишемии/реперфузии.

Применение Цераксона (цитиколина) повышает эффективность лечения больных с интрацеребральным кровоизлиянием, что оправдывает назначение препарата пациентам с мозговыми инсультами еще на догоспитальном этапе до точной диагностики вида острого нарушения мозгового кровообращения.

Терапия с применением Цераксона (цитиколина) снижает суммарный показатель риска смертности и недееспособности на 10–12% при длительном проспективном наблюдении за больными с мозговым инсультом.

Ссылки

  • 1. Віничук С.М., Мохнач В.О., Прокопів М.М. та співавт. (2008) Нейропротекторна терапія в гострий період ішемічного інсульту. Міжнар. неврол. журн., 4(20): 42–48.
  • 2. Міщенко Т.С. (2008) Епідеміологія цереброваскулярних захворювань в Україні у 2007 р. Судинні захворювання головного мозку, 2: 3–7.
  • 3. Пирадов М.А. (2007) Интенсивная терапия инсульта: взгляд на проблему. Анналы клин. и эксперим. неврологии, 1(1): 17–22.
  • 4. Фишер М., Шебитц В. (2001) Обзор подходов к терапии острого инсульта: прошлое, настоящее и будущее. Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Инсульт (приложение), 1: 21–33.
  • 5. Adibhatla R.M., Hatcher J.F. (2005) Cytidine 5’-diphosphocholine (CDP-choline) in stroke and other CNS disorders. Neurochem. Res., 30(1): 15–23.
  • 6. Adibhatla R.M., Hatcher J.F., Dempsey R.J. (2002) Citicoline: neuroprotective mechanisms in cerebral ischemia. J. Neurochem., 80(1): 12–23.
  • 7. Alonso de Leciñana M., Gutiérrez M., Roda J.M. et al. (2006) Effect of combined therapy with thrombolysis and citicoline in a rat model of embolic stroke. J. Neurol. Sci., 247(2): 121–129.
  • 8. Andersen M., Overgaard K., Meden P. et al. (1999) Effects of citicoline combined with thrombolytic therapy in a rat embolic stroke model. Stroke, 30(7): 1464–1471.
  • 9. Arakawa S., Perera N., Donnan G.A. (2005) Neuroprotection in stroke. ACNR, 5(5): 10–11.
  • 10. Barber P.A., Darby D.G., Desmond P.M. et al. (1998) Prediction of stroke outcome with echoplanar perfusion- and diffusion-weighted MRI. Neurology, 51(2): 418–426.
  • 11. Clark W.M., Wechsler L.R., Sabounjian L.A., Schwiderski U.E.; Citicoline Stroke Study Group (2001) A phase III randomized efficacy trial of 2000 mg citicoline in acute ischemic stroke patients. Neurology, 57(9): 1595–1602.
  • 12. Conant R., Schauss A.G. (2004) Therapeutic applications of citicoline for stroke and cognitive dysfunction in the elderly: a review of the literature. Altern. Med. Rev., 9(1): 17–31.
  • 13. Corso E.A., Arena M., Ventimiglia A. et al. (1982) CDP choline in cerebral vasculopathy: clinical evaluation and instrumental semeiology. Clin. Ter., 102(4): 379–386.
  • 14. Culebras A. (2007) Stroke is preventable catastrophic disease. Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова (Приложение к журналу «Инсульт»). Материалы ІІ Российского международного конгресса «Цереброваскулярная патология и инсульт», с. 75–76.
  • 15. Dávalos A., Castillo J., Alvarez-Sabín J. et al. (2002) Oral citicoline in acute ischemic stroke: an individual patient data pooling analysis of clinical trials. Stroke, 33(12): 2850–2857.
  • 16. European Stroke Organisation (ESO) Exe­cutive Committee; ESO Writing Committee (2008) Guidelines for management of ischaemic stroke and transient ischaemic attack 2008. Cerebrovasc. Dis., 25(5): 457–507 (см. также: http://www.eso-stroke.org/pdf/ESO08_Guidelines_Russian.pdf).
  • 17. Farooqui A.A., Horrocks L.A., Farooqui T. (2000) Glycerophospholipids in brain: their metabolism, incorporation into membranes, functions, and involvement in neurological disorders. Chem. Phys. Lipids, 106(1): 1–29.
  • 18. Griffiths P.D., Wilkinson I.D., Wels T., Hoggard N. (2001) Brain MR perfusion imaging in humans. Acta Radiol., 42(6):555–559.
  • 19. Hacke W., Kaste M., Bluhmki E. et al.; ECASS Investigators (2008) Thrombolysis with alteplase 3 to 4.5 hours after acute ischemic stroke. N. Engl. J. Med., 359(13): 1317–1329.
  • 20. Hurtado O., Moro M.A., Cárdenas A. et al. (2005) Neuroprotection afforded by prior citicoline administration in experimental brain ischemia: effects on glutamate transport. Neurobiol. Dis., 18(2): 336–345.
  • 21. Keir S.L., Wardlaw J.M. (2000) Systematic review of diffusion and perfusion imaging in acute ischemic stroke. Stroke, 31(11): 2723–2731.
  • 22. Kent T.A., Soukup V.M., Fabian R.H. (2001) Heterogeneity affecting outcome from acute stroke therapy: making reperfusion worse. Stroke, 32(10): 2318–2327.
  • 23. Krupinski J., Ferrer I., Barrachina M. et al. (2002) CDP-choline reduces pro-caspase and cleaved caspase-3 expression, nuclear DNA fragmentation, and specific PARP-cleaved products of caspase activation following middle cerebral artery occlusion in the rat. Neuropharmacology, 42(6): 846–854.
  • 24. Mir C., Clotet J., Aledo R. et al. (2003) CDP-choline prevents glutamate-mediated cell death in cerebellar granule neurons. J. Mol. Neurosci., 20(1): 53–60.
  • 25. Muir K.W., Grosset D.G. (1999) Neuroprotection for acute stroke: making clinical trials work. Stroke, 30(1): 180–182.
  • 26. Muir K.W., Teal P.A. (2005) Why have neuro-protectants failed?: lessons learned from stroke trials. J. Neurol., 252(9): 1011–1020.
  • 27. Rogalewski A., Schneider A., Ringel­stein E.B., Schäbitz W.R. (2006) Toward a multimodal neuroprotective treatment of stroke. Stroke, 37(4): 1129–1136.
  • 28. Saver J.L., Wilterdink J. (2002) Choline precursors in acute and subacute human stroke: a meta-analysis. Stroke, 33: 353.
  • 29. Secades J.J. (2002) CDP-choline: update and review of its pharmacology and clinical use. Methods Find. Exp. Clin. Pharmacol., 24(Supp. B): 1–53.
  • 30. Secades J.J., Alvarez-Sabín J., Rubio F. et al.; Trial Investigators (2006) Citicoline in intracerebral haemorrhage: a double-blind, randomized, placebo-controlled, multi-centre pilot study. Cerebrovasc. Dis. 21(5–6): 380–385.
  • 31. Szoeke C.E., Parsons M.W., Butcher K.S. et al. (2003) Acute stroke thrombolysis with intravenous tissue plasminogen activator in an Australian tertiary hospital. Med. J. Aust., 178(7): 324–328.
  • 32. Tazaki Y., Sakai F., Otomo E. et al. (1988) Treatment of acute cerebral infarction with a choline precursor in a multicenter double-blind placebo-controlled study. Stroke, 19(2): 211–216.
  • 33. Warach S., Pettigrew L.C., Dashe J.F. et al. (2000) Effect of citicoline on ischemic lesions as measured by diffusion-weighted magnetic resonance imaging. Citicoline 010 Investigators. Ann. Neurol., 48(5): 713–722.

Винничук Степан Мілентійович

Резюме. У статті наведені дані щодо місця тромболітичної та нейропротекторної терапії в лікуванні гострого ішемічного інсульту. Відзначається, що для прийняття рішення щодо доцільності проведення тромболізису (безумовно, з урахуванням протипоказань) і/або нейропротекції важлива оцінка магнітно-резонансних томографічних зображень у дифузійно- та перфузійно-зважених режимах і визначення дифузійно-перфузійної невідповідності. Розглянуто особливості фармакодинаміки цитиколіну (Цераксону), а також результати його клінічного застосування при гострому ішемічному інсульті та внутрішньомозковому крововиливі. Препарат широко застосовується як нейропротектор, мембраностабілізатор, антиоксидант, має високий рівень доказової бази. Терапія з використанням цитиколіну (Цераксону) знижує ризик смертності та недіє­здатності на 10–12% у разі тривалого спостереження пацієнтів з мозковим інсультом.

Ключові слова:ішемічний інсульт, тромболітична терапія, нейропротекторна терапія, цитиколін, Цераксон, лікування

Vinychuk S М

Summary. Article represents data on the place of thrombolytic and neuroprotective therapy in the acute ischemic stroke treatment. Diffusion- and perfusion-weighted magnetic resonance imaging and evaluation of the diffusion-perfusion mismatch are important and necessary for making the decision to apply thrombolysis and/or neuroprotection. Peculiarities of the citicoline (Ceraxon) pharmacodynamics are viewed, as well as results of its clinical application in acute ischemic stroke and intracerebral hemorrhage. This preparation is widely used as a neuroprotector, membrane stabilizer, antioxidant, and has a high level of evidence. Therapy with citicoline (Ceraxon) in patients with acute stroke reduced the rates of long-term death and disability by 10–12%.

Key words: ischemic stroke, thrombolytic therapy, neuroprotective therapy, citicoline, Ceraxon, treatment


Использованные источники: https://www.umj.com.ua/article/2711/novye-vozmozhnosti-patogeneticheskoj-korrekcii-ishemicheskix-povrezhdenij-tkani-golovnogo-mozga-vzglyad-na-problemu

Н.В.Стуров, Г.Н.Кобыляну
Российский университет дружбы народов, Москва

Сосудистая патология головного мозга в России приобрела характер неинфекционной эпидемии. В связи с этим необходимо внедрять в клиническую практику новые средства с высокой эффективностью. В статье представлена информация о новом нейропротекторе цитиколине (Цераксон) и приведен обзор исследований по эффективности препарата при ишемическом инсульте и сосудистой деменции.
Ключевые слова: цитиколин, ишемический инсульт, сосудистая деменция.


Ischemic stroke and vascular dementia: citicoline benefits
N.V.Sturov, G.N.Kobylyanu
Peoples’ Friendship University of Russia, Moscow

Vascular pathology of the brain has become a non-infectious epidemic in Russia. In this regard, new drugs with proven effectiveness should be introduced into clinical practice. This article contains information on new neuroprotective drug called citicoline, and an overview of research on the effectiveness of this drug in ischemic stroke and vascular dementia.
Key words: citicoline, ischemic stroke, vascular dementia.

Сведения об авторах:
Стуров Николай Владимирович – к.м.н., доцент кафедры общей врачебной практики РУДН
Кобыляну Георгий Николаевич – к.м.н., доцент кафедры общей врачебной практики РУДН

Эпидемиология инсульта
Мозговой инсульт выступает по частоте третьей причиной смертности населения в развитых странах, а также является причиной наиболее тяжелых форм инвалидизации [1]. От 67 до 81% инсультов имеют ишемическую природу и являются результатом развития атеросклеротического поражения сосудов головного мозга [2]. Более четверти перенесших инсульт лиц умирают в течение 1-го месяца, 40% – в течение 1-го года, около половины пациентов становятся инвалидами, у трети развивается деменция.
В РФ проблема профилактики инсультов, их лечения и особенно реабилитации пациентов, которая обычно целиком ложится на плечи родственников, стоит особенно остро. Согласно исследованию Е.И.Гусева и соавт. [3], первичная заболеваемость инсультом составляет 1,22–3,83, а частота повторных инсультов – 0,34–1,50 на 1000 населения в год. Подобные эпидемиологические показатели в странах Западной Европы и в Японии регистрировались 20–30 лет назад. В нашей стране также актуальна проблема «омоложения» инсульта.
В целом, среди мужчин 35–74 лет РФ занимает первое место в мире по частоте сердечно-сосудистой патологии (в том числе инсульта): заболеваемость составляет более 400 человек на 100 тыс населения (для сравнения, в Европе этот показатель равен 50 на 100 тыс населения), а смертность – около 1200 на 100 тыс [4].
Таким образом, статистические данные говорят о необходимости использования новых подходов и препаратов в лечении инсульта и его последствий. Особое внимание уделяется средствам с нейропротекторными свойствами.

Характеристика цитиколина
По химической структуре цитиколин (Цераксон) представляет собой соединение двух веществ – цитидина и холина – с помощью дифосфатного мостика, который легко разрушается при гидролизе
(рис. 1). Препарат был впервые предложен в Японии в качестве средства лечения инсульта и в настоящее время широко представлен во всем мире, в том числе в странах Западной Европы и США.
С точки зрения биохимических процессов в нервной ткани цитиколин является эндогенным соединением, которое образуется на промежуточном этапе синтеза фосфатидилхолина – одного из основных структурных компонентов клеточной мембраны [5, 6]. Биодоступность препарата при пероральном введении достигает 100%. Цитидин и холин проходят гематоэнцефалический барьер, после чего из них в мозге вновь синтезируется цитиколин, который вступает в репаративные процессы в нервной ткани. Выводится препарат с выдыхаемым воздухом и мочой [7].
Говоря о механизме действия цитиколина, в первую очередь следует обратить внимание на мембранотропное действие, т.е. способность ускорять восстановление мембран нейронов за счет усиления синтеза фосфатидилхолина. Цитиколин тормозит повреждение мембран нейронов и сохраняет фосфолипиды и сфирингомиелин, которым богата миелиновая оболочка аксонов, благодаря способности угнетать активность фосфолипазы А2. Данный фермент активируется в условиях ишемии.
Помимо сохранения структурной целостности, цитиколин способствует поддержанию функциональной активности мембран нейронов. Установлено, что препарат восстанавливает и поддерживает нормальную работу Na+/K+ помпы, а также способствует поддержанию функции клеточных органелл (в том числе митохондрий). В итоге сохраняется передача нервных импульсов, нормальная проницаемость клетки и уменьшается выраженность отека мозговой ткани, что снижает риск ее вторичного повреждения [6].
Препарат нормализует холинергическую передачу за счет усиления синтеза ацетилхолина [8], а также способствует увеличению концентрации других нейротрансмиттеров [9].
В условиях острой ишемии цитиколин снижает концентрацию свободного глутамата, оказывающего повреждающее действие на нервную ткань [10]. Через систему глутатиона цитиколин активирует антиоксидантную систему, в результате чего снижается уровень свободных радикалов, повреждающих нервную ткань. Высокий уровень свободных радикалов наблюдается как при острой, так и при хронической ишемии ткани головного мозга.
Показано, что при острой ишемии головного мозга цитиколин способен увеличивать число циркулирующих эндотелиальных прогениторных клеток (ЭПК), что ассоциировано с хорошим функциональным исходом, уменьшением роста зоны инфаркта и улучшением неврологической симптоматики [11].
Вышеописанные механизмы действия цитиколина при острой ишемии нервной ткани позволяют уменьшить объем структурного повреждения и ускорить ее функциональное восстановление. Аналогичные эффекты наблюдаются и при хронической ишемии, что определяет эффективность препарата при деменции. Имеются сведения, что на фоне использования цитиколина снижается отложение нейротоксичного бета-амилоида, играющего ведущую роль в развитии болезни Альцгеймера [12].
Основные фармакологические эффекты цитиколина суммированы в табл. 1.

Использование цитиколина при ишемическом инсульте
При ишемическом инсульте цитиколин оказывает выраженное воздействие на процесс восстановления нервной ткани. Исследования с использованием магнитно-резонансной томографии (n=214) показали, что при применении плацебо рост объема ишемического повреждения при инсульте в течение 12 нед составлял 82%, на фоне цитиколина в дозе 500 мг/сут – 34%, а в дозе 2000 мг/сут – 2% (p=0,015) [13]. Более подробно этот вопрос был изучен в плацебо-контролируемом исследовании Citicoline 010 (n=81) [14], в котором пациенты получали цитиколин (500 мг/сут) начиная с первого дня от развития инсульта в течение 6 нед, затем динамика изучалась в течение еще
6 нед. Было показано достоверное снижение объема ишемического повреждения нервной ткани к 12 нед у пациентов, получавших цитиколин (табл. 2).
К настоящему времени проведен целый ряд клинических исследований, продемонстрировавших эффективность цитиколина при ишемическом инсульте при добавлении препарата к стандартной схеме лечения. В этих работах цитиколин использовался как внутривенно, так и перорально (если позволяло состояние пациента), начало терапии цитиколином от момента появления клинических симптомов ишемического инсульта составляла от 24 ч до 14 нед, а продолжительность приема – от 10 дней до 6 нед и более. Можно сделать заключение, что цитиколин эффективен при подключении его на любых сроках, однако раннее назначение препарата наиболее целесообразно.
По результатам метаанализа, включившего 10 клинических исследований по лечению ишемического и геморрагического инсультов с участием 2279 пациентов, применение цитиколина по сравнению с плацебо было ассоциировано с существенным снижением частоты развития летального исхода, степени утраты моторных функций и потери трудоспособности в течение длительного периода последующих наблюдений. Этот же метаанализ показал плацебо-подобный спектр побочных реакций на фоне использования цитиколина [15].
Согласно многоцентровому двойному слепому, плацебо-контролируемому исследованию Y.Tazaki и соавт. [16], при использовании цитиколина внутривенно в дозе 1000 мг/сут в течение 2 нед, начиная с первого дня от развития ишемического инсульта, общее улучшение наблюдается у 54% пациентов, а на фоне плацебо – только у 29%. Метаанализ исследований по назначению цитиколина в ранний период после ишемического инсульта показал, что введение этого препарата в первые 24 ч от развития симптомов острой ишемии головного мозга позволяет сократить период восстановления до 3 мес [17].
При ишемическом инсульте показана эффективность и перорального цитиколина (500–2000 мг/сут) при использовании в течение 6 нед от начала заболевания [18].
Безопасность и эффективность цитиколина при ишемическом инсульте показана в недавнем исследовании с участием более чем 4000 пациентов [19]. Препарат назначался перорально (500–4000 мг/сут) в основном в течение первых 24 ч от момента появления симптомов инсульта, курсом не менее 6 нед. Через 6 нед лечения наблюдалось улучшение по всем показателям исходов, таким как оценка по сокращенному варианту шкалы NIH, индексу Бартеля и модифицированной шкале Рэнкина (р В недавно представленном исследовании было сообщено об опыте применении Цераксона у больных с острым нарушением мозгового кровообращения (ОНМК) в условиях скорой медицинской помощи [20]. Исследование продемонстрировало целесообразность наиболее раннего применения нейропротекторов, подтвердило безопасность цитиколина (препарат не снижал артериальное давление, не влиял на частоту сердечных сокращений), хорошую переносимость и отсутствие побочных эффектов как при ишемическом, так и геморрагическом инсультах. Отмечена тенденция к субъективному и объективному улучшению течения инсульта и исходу заболевания (уменьшение жалоб, общемозговых и очаговых симптомов заболевания) при однократном внутривенном введении 1000 мг в 20 мл физиологического раствора в сочетании с базовой терапией на догоспитальном этапе.
Кроме того, в связи с все более широким применением в лечении инсульта метода тромболизиса проведены исследования по оценке эффективности и сочетаемости препаратов, вводимых совместно с рекомбинантным тканевым активатором плазминогена (rtPA). На модели эмболического инсульта у животных было проведено сравнительное исследование монотерапии рекомбинантным тканевым активатором плазминогена (rtPA) и цитиколином, а также их комбинацией (введение цитиколина до или после проведения тромболизиса в дозах, эквивалентных таковым при монотерапии). Показано, что применение тромболитической терапии в сочетании с последующим введением цитиколина значительно снижает смертность животных по сравнению c монотерапией rtPA. Исследователи предположили, что введение тромболитика следует комбинировать с максимально ранним введением нейропротективных препаратов для уменьшения выраженности реперфузионного повреждения [21].
В Европе с 2006 г. проводилось исследование
ICTUS, включившее более чем 2600 пациентов с острым ишемическим инсультом. Курс цитиколина начинался с первых часов заболевания. В течение первых 3 дней препарат или плацебо вводилось парентерально в дозе 2000 мг с переходом на пероральный прием на протяжении 6 нед. В данном исследовании проводилась оценка влияния цитиколина на исход и инвалидизацию. Результаты данного испытания будут озвучены в мае 2012 г. на ESC.

Цитиколин при геморрагическом инсульте
На сегодняшний день установлено, что препарат при данном заболевании безопасен и обладает клинической эффективностью при добавлении к стандартному лечению, что позволяет применять Цераксон еще на догоспитальном этапе лечения инсультов.
Так, в плацебо-контролируемом исследовании с участием 38 пациентов с геморрагическим инсультом цитиколин назначался в дозе 1000 мг каждые
12 ч в течение 2 нед внутривенно или внутрь, в результате исследования были выявлены положительные тенденции в динамике неврологического статуса [22]. В экспериментальных моделях внутримозгового кровоизлияния применение цитиколина хотя и не влияло на объем самой гематомы, но приводило к уменьшению окружающей ee зоны ишемического повреждения и улучшению функционального восстановления [23]. Несомненно, вопрос об использовании цитиколина при геморрагическом инсульте требует изучения в значительно более крупных клинических исследованиях.

Цитиколин при деменции
Хроническая ишемия головного мозга и инсульт способствуют развитию деменции. Многочисленные клинико-патологоанатомические исследования показали, что у большинства пациентов причиной деменции является сочетании цереброваскулярной болезни и болезни Альцгеймера [24], однако при наличии сердечно-сосудистой патологии сосудистый компонент у большинства считается ведущим. Даже у относительно стабильных пациентов, но не получающих адекватной антигипертензивной терапии, наблюдаются множественные «немые» лакунарные инсульты и характерные изменения в белом веществе головного мозга, которые становятся морфологической основой приобретенного слабоумия. В итоге адекватная терапия сердечно-сосудистой патологии и церебропротекция выходят на первый план при лечении деменций.
В основе церебропротективных свойств цитиколина лежит способность воздействовать на механизмы пластичности нервной ткани и нейрорепарации. Важное место при реализации процессов нейропластичности отводится способности препарата сохранять целостность и функциональную активность мембран нейронов.
Существенное значение имеет способность цитиколина нормализовывать холинергическую передачу, работу других нейротрансмиттерных систем в мозге, а также снижать концентрацию нейротоксичного глутамата. Аналогичные механизмы лежат в основе действия многих других средств для лечения старческих деменций. О воздействии препарата на бета-амилоид сказано выше.
Имеются сведения о способности препарата повышать ветвистость дендритов нервных клеток [25], что способствует образованию новых связей между нейронами.
Эффективность цитиколина при постинсультной деменции показана в Кокрейновском обзоре 14 исследований с участием пожилых лиц с разнообразными нарушениями – от нарушений памяти до умеренных сосудистых когнитивных нарушений, сосудистой или сенильной деменции [26]. Продолжительность исследований составляла от 20 дней до 12 мес. На фоне цитиколина было отмечено значительное улучшение когнитивных функций в целом по сравнению с группой плацебо (р Для профилактики деменции и улучшения неврологической симптоматики при инсульте препарат следует назначать, начиная с первых 24 ч от момента появления симптомов инсульта с последующим непрерывным его приемом в течение 6 мес по следующей схеме:
• в течение первых 6 нед после ишемического инсульта – 2 г/сут;
• в период 6 нед – 6 мес – 1 г/сут.
У пациентов, получавших препарат по такой схеме, наблюдались наибольшие улучшения в сфере внимания, исполнительской функции (p=0,019) и ориентации во времени (р=0,042) [27]. При продолжении приема препарата в течение 12 мес пациентами, перенесшими инсульт, наблюдалась хорошая переносимость, безопасность и дальнейшее улучшение в отношении постинсультных когнитивных нарушений.

Заключение
Представленный обзор показывает, что цитиколин (Цераксон), в отличие от большинства средств, используемых в нашей стране в качестве нейропротекторов, один из немногих обладает столь обширной доказательной базой. В результате проведенных исследований препарат показал высокую эффективность при ишемических и геморрагических инсультах, а также сосудистой деменции. Нейропротекторные свойства препарата хорошо изучены как на животных моделях, так и в клинических исследованиях. Цитиколин следует использовать в неотложной неврологии (ишемический инсульт) и при постинсультной реабилитации (уменьшение восстановительного периода, степени инвалидизации). Препарат умешает степень когнитивных расстройств как в постинсультном периоде, так и у пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией.

Литература
1. Драпкина О.М. Мозговой инсульт: взгляд из терапевтического окна. Consilium Medicum. 2011; 13: 10: 119–122.
2. Bonita R. Epidemiology of stroke. Lancet. 1992 Feb 8; 339 (8789): 342–4.
3. Гусев Е.И., Скворцова В.И., Стаховская Л.В. и соавт. Эпидемиология инсульта в России. Consilium Medicum. 2003; 5: 5.
4. Heart disease and stroke statistics–2007 update: a report from the American Heart Association Statistics Committee and Stroke Statistics Subcommittee. Circulation. 2007 Feb 6; 115 (5): e69–171.
5. Secades J., Lorenzo J. Citicoline: Pharmacological and Clinical Review, 2006 Update Methods Find Exp Clin Pharmacol. 2006; 27: Suppl. B: 1–56.
6. Стуров Н.В., Манякин И.С. Использование цитиколина в лечении инсульта. Трудный пациент. 2011; 9: 6: 29–32.
7.Adibhatla R.M., Hatcher J.F. Cytidine 5-diphosphocholine (CDP-choline) in stroke and other CNS disorders. Neurochem Res. 2005; 30: 15–23.
8. Agut J., Coviella I.L., Wurtman R.J. Cytidine(5’) diphosphocholine enhances the ability of haloperidol to increase dopamine metabolites in the striatum of the rat and to diminish stereotyped behavior induced by apomorphine. Neuropharmacology. 1984; 23: 1403–1406.
9. D’Orlando K.J, Sandage B.W. Jr. Citicoline (CDPcholine): mechanisms of action and effects in ischemic brain injury. Neurol Res. 1995; 17: 281–284.
10. Скворцова В.И., Бойцова А. Нейропротективная терапия цитиколином в остром периоде церебрального инсульта. Врач. 2007; 12: 25–28.
11. Sobrino T, Rodríguez-González R, Blanco M. et al. CDP-choline treatment increases circulating endothelial progenitor cells in acute ischemic stroke. Neurol Res. 2011 Jul; 33 (6): 572–7.
12. Alvarez X.A., Sampedro C., Lozano R. et al. Citicoline protects hippocampal neurons against apoptosis induced by brain beta-amyloid deposits plus cerebral hypoperfusion in rats. Methods Find Exp Clin Pharmacol. 1999; 21: 535–540.
13. Warach S.M., Harnett K. Predictive validity of MRI as a surrogate endpoint in stroke trials: change in lesion volume predicts clinical outcome [abstract]. Stroke. 2002; 33: 356.
14. Warach S., Pettigrew L.C., Dashe J.F. et al. Effect of citicoline on ischemic lesions as measured by diffusion-weighted magnetic resonance imaging. Citicoline 010 Investigators. Ann Neurol. 2000 Nov; 48 (5): 713–22.
15. Saver JL. Citicoline: update on a promising and widely available agent for neuroprotection and neurorepair. Rev Neurol Dis. 2008 Fall; 5 (4): 167–77.
16. Tazaki Y., Sakai F., Otomo E. et al. Treatment of acute cerebral infarction with a choline precursor in a multicenter double-blind placebo-controlled study. Stroke. 1988; 19: 211–216.
17. Davalos A., Castillo J., Alvarez-Sabin J. et al. Oral citicoline in acute ischemic stroke: an individual patient data pooling analysis of clinical trials. Stroke. 2002; 33: 2850–2857.
18. Clark W.M., Warach S.J., Pettigrew L.C. et al. A randomized dose-response trial of citicoline in acute ischemic stroke patients. Citicoline Stroke Study Group. Neurology. 1997; 49: 671–678.
19. Cho H.J., Kim Y.J. Efficacy and safety of oral citicoline in acute ischemic stroke: drug surveillance study in 4,191 cases. Methods Find Exp Clin Pharmacol. 2009; 31: 171–176.
20. Невзоров Н.М. Цераксон. Применение, эффективность и безопасность у больных ОНМК в условиях скорой помощи // Эффективная фармакотерапия. Неврология и психиатрия. 2010; 5: 14–19.
21. Alonso de Leciñana M., Gutiérrez M, Roda J.M. et al. Effect of combined therapy with thrombolysis and citicoline in a rat model of embolic stroke. J Neurol Sci. 2006 Sep 25; 247 (2): 121–9.
22. Secades J.J., Alvarez-Sabin J., Rubio F. et al. Citicoline in intracerebral haemorrhage: a double-blind, randomized, placebo-controlled, multi-centre pilot study. Cerebrovasc Dis. 2006; 21: 380–385.
23. Clark W., Gunion-Rinker L., Lessov N. et al. Citicoline treatment for experimental intracerebral hemorrhage in mice. Stroke. 1998 Oct; 29 (10): 2136–40.
24. Fotuhi M., Hachinski V., Whitehouse P.J. Changing perspectives regarding late-life dementia. Nat Rev Neurol. 2009; 5: 649–658.
25. Hurtado O., Cárdenas A., Pradillo J.M. et al. A chronic treatment with CDP-choline improves functional recovery and increases neuronal plasticity after experimental stroke. Neurobiol Dis. 2007; 26: 105–111.
26. Fioravanti M., Buckley A.E. Citicoline (Cognizin) in the treatment of cognitive impairment. Clin Interv Aging. 2006; 1: 247–251.
27. Alvarez-Sabin J., Ortega G., Jacas C. et al. Citicoline treatment prevents neurocognitive decline after a first ischemic stroke. Cerebrovasc Dis. 2010; 29: Suppl 2: 268.


Использованные источники: http://t-pacient.ru/articles/438/

3
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
hoz-kniga.ru

Комментарии закрыты.